В данном выше изложении производства объективного …

В данном выше изложении производства объективного ми­ра из чистого сознания, или полагания самого себя, с необхо­димостью присутствовало и абсолютное полагание противного. Это происходит постольку, поскольку объективный мир должен быть дедуцирован как акт свободы, как самоограничение «Я» самим собой, а продуктивная сила воображения конституируется из факторов неопределенной, идущей в бесконечность и огра­ничивающей, стремящейся к конечности деятельности. Если рефлектирующая деятельность будет положена также как бес­конечная, какой она должна быть положена, ибо она является здесь идеальным фактором, абсолютной противоположностью, то и она может быть положена как акт свободы, и «Я» ограни­чивается свободой. Таким образом, и ограничения не проти­востояли бы друг другу, но полагали себя как бесконечные и конечные — то же самое, что выше проходило как противопо­ложность первого и второго основоположений. Ограничения являются, разумеется, тем самым имманентным, так как имен­но «Я» выступает в качестве ограничения самого себя. Объек­ты полагаются лишь для того, чтобы объяснить это ограниче­ние; а ограничение интеллекта самим собой есть единственно реальное. Таким образом, абсолютная противоположность, которую эмпирическое сознание располагает между субъек­том и объектом, снимается, но оно вносится в сам интеллект в другой форме, и интеллект находит себя однажды заключен­ным в непонятные рамки: для него абсолютно непонятным явля­ется закон ограничивать самого себя. Но именно эта непости­жимость противоречия обыденным сознанием есть то, что при­водит к спекуляции. Непостижимость, однако, пребывает в системе благодаря ограничению, положенному в интеллекте им самим, взломать его рамки есть единственный интерес фило­софской потребности. Если свобода противопоставляется огра­ничивающей деятельности как полагание самой себя проти­воположному, то она становится обусловленной, чего не долж­но быть. Если же деятельность по ограничению полагается как деятельность свободы — подобно тому как выше самополага- ние и противополагание оба были положены в «Я», то свобода является абсолютным тождеством, но она противоречит своему явлению, которое всегда есть нечто неидентичное, конечное и несвободное. Свободе в [рамках] системы не удается произ­вести себя самою; результат не соответствует производителю. Система, которая исходит из полагания самой себя, препро- вожает интеллект к его обусловленному условию в бесконеч­ное бесконечностей, не восстанавливая ее (свободу) в них и из них.

* * *

Так как в бессознательном продуцировании спекуляция не может полностью показать свой принцип «Я = Я», но содержит в себе с необходимостью объект теоретической способности, не определенный «Я», то остается обратиться к практической способности. Самому «Я» не удается путем бессознательного продуцирования положить себя в качестве [тождества] «Я = Я» или созерцать себя как субъект-объект. Следовательно, оста­ется требование, чтобы «Я» произвело себя как тождество, как субъект-объект, т. е. практически, чтобы «Я» превратило себя в объект. Это высшее требование остается в Фихтевой системе требованием; оно не только не разрешается в настоящем син­тезе, но фиксируется как требование, тем самым идеальное абсолютно противопоставляется реальному и высшее самосо­зерцание «Я» как субъекта-объекта делается невозможным.

«Я = Я» постулируется практически и представляется как будто так, что «Я», таким образом, становится как «Я» объ­ектом, вступая в каузальные отношения с «Не-Я», благодаря чему «Не-Я» исчезает и объект является абсолютно опреде­ленным «Я», следовательно, равным «Я». Здесь господствует каузальное отношение, а тем самым разум, или субъект-объ­ект, фиксируется как одна из противоположностей, и истинный синтез делается невозможным.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.