Но эта теоретическая способность как …

Но эта теоретическая способность как «Я», полагающее са­мого себя в качестве «Я», определенное посредством «Не-Я», не является вообще чистой имманентной сферой; внутри послед­ней каждый продукт «Я» является в то же время неопреде­ленным с помощью «Я». Чистое сознание, поскольку оно про­изводит из себя многообразие эмпирического сознания, полу­чает поэтому качество многообразного. Это его первоначаль­ное многообразие конституирует, таким образом, возможность дедукции объективного мира вообще, а субъективность его про­является в этой дедукции особенно ярко. «Я» полагает объ­ективный мир, потому что оно, полагая самого себя, познает себя недостаточно, и тем самым абсолютность чистого созна­ния отпадает. Объективный мир вступает с самосознанием в отношение, по которому он становится его условием.

Чистое сознание и эмпирическое обусловливают друг друга, одно столь же необходимо, сколь и другое; происходит, по вы­ражению Фихте[1], переход к эмпирическому сознанию, потому что чистое сознание не есть совершенное сознание. В этом вза­имоотношении их абсолютная противоположность остается; тождество, которое может состояться, является в высшей сте­пени неполным и поверхностным; необходимо другое, которое включает в себя чистое и эмпирическое сознание, но в том, как они есть, снимает обоих.

О форме, которую принимает объективное (или природа) в результате этого вида дедукции, речь пойдет ниже. Но субъ­ективность чистого сознания, вытекающая из обсуждаемой формы дедукции, дает нам представление о другой ее форме, в которой производство объективного является чистым актом свободной деятельности. Если самосознание обусловлено эмпи­рическим сознанием, то эмпирическое сознание не может быть продуктом абсолютной свободы, и свободная деятельность «Я» могла бы лишь стать фактором в конструировании созерцания объективного мира. То, что мир есть продукт свободы интел­лекта, есть принцип идеализма, высказанный со всей опреде­ленностью, и если Фихтевый идеализм не сконструировал этот принцип в систему, причина этого кроется в характере, который принимает свобода в этой системе. Философская реф­лексия есть акт абсолютной свободы, она возникает абсолютно произвольно из сферы данности и осознанно производит то, что интеллект неосознанно производит в эмпирическом созна­нии, и что поэтому является как данное. В том смысле, в ка­ком перед философской рефлексией возникает многообразие необходимых представлений как система, произведенная сво­бодной, неосознанное производство объективного мира не утверждается как акт свободы, так как в этом отношении эмпирическое и философское мышление противоположны, и в том отношении, что оба суть тождество полагания самого себя. Полагание самого себя, тождество субъекта и объекта, есть свободная деятельность.


[1] Fichte. Grundlage der ges. Wissenschaftslehre. S. 363. (Sämtl. Werke. I. 168).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.