«Я» как теоретическая способность не в состоянии …

«Я» как теоретическая способность не в состоянии полагать себя полностью объективным и выйти из этого противоположе­ния. «Я» полагает самого себя определенным с помощью «Не- Я»[1] — это есть та часть третьего основоположения, с помощью которой «Я» конституирует себя как интеллигентность. Если же теперь объективный мир оказывается акциденцией интел­лекта, а «Не-Я», с помощью которого интеллект полагает себя определенным, есть нечто неопределенное, и всякое определение последнего есть результат интеллекта, то остается ведь еще одна сторона теоретической способности, которая его обуслов­ливает. А именно: объективный мир в своей бесконечной опре­деленности посредством интеллекта остается тем не менее для него чем-то, что вместе с тем не определено им. «Не-Я» не имеет, правда, никакого позитивного характера, но только негативный, другое, т. е. нечто противоположное вообще. Или, как выражается Фихте, интеллект обусловлен толчком, кото­рый сам по себе совершенно неопределенен[2]. Так как «Не-Я» выражает только негативное, нечто неопределенное, то эту свою черту оно приобретает посредством полагания «Я». «Я» пола­гает себя неположенным, противоположным вообще; полагание некоего абсолютно неопределенного с помощью «Я» есть по­лагание самого «Я». В этом превращении утверждается имма­нентность «Я» также в качестве интеллигентности относитель­но своей определенности другим ( = *). Но противоречие по­лучило лишь другую форму, «благодаря которой оно само стало имманентным, а именно: противоположность «Я» и полагание «Я» самого себя противоречат друг другу, и из этого проти­вопоставления теоретическое мышление не может выйти, по­этому оно остается для него абсолютным. Продуктивная сила воображения есть парение между абсолютными противополож­ностями, которые синтезируются лишь на границе, но проти­воположные концы которых она не в силах объединить.

Посредством теоретической способности «Я» не становится объективным. Вместо того, чтобы достичь [тождества] «Я = Я», перед ней возникает объект как «Я-f Не-Я», или чистое созна­ние оказывается не равным эмпирическому.

Отсюда вытекает характер трансцендентальной дедукции объективного мира. «Я = Я» как принцип спекуляции или субъ­ективной философской рефлексии, которая противоположна эмпирическому сознанию, должен показать себя принципом фи­лософии благодаря тому, что он снимает свою противополож­ность эмпирическому.

Это должно произойти, если чистое сознание произведет из себя все многообразие деятельностей, которое соответствует многообразию эмпирического. Тем самым [равенство] «Я = Я» оказалось бы имманентным реальным основанием тотальности разобщенного объективности. Но в эмпирическом сознании существует противоположное, некий X, который, в силу того, что он есть себя самого полагание, не может ни продуцировать из себя чистое сознание, ни преодолеть его, а вынужден его предполагать. Встает вопрос: не может ли абсолютное тож­дество в той мере, в которой оно является теоретической спо­собностью, совершенно абстрагироваться от субъективности и противоположности по отношению к эмпирическому сознанию и стать внутри этой сферы объективным по отношению к себе самому, т. е. «А = А»?


[1] Fichte. Grundlage der ges. Wissenschaftslehre- S. 322 f. Sämtl. Werke. I. 127 f.

[2] Ebenda. S. 441. (Sämtl. Werke. I. 248).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.