Однако разум не находит своего выражения в этой …

Однако разум не находит своего выражения в этой одно­сторонности абстрактного единства. Он постулирует в качестве положенного и то, от чего абстрагируется чистое тождество,— положенность противоположного, нетождественность. Одно «А» есть субъект, другое — объект, и формула их различия —«А не = А», или «А = В». Это положение прямо противоположно первому, в нем абстрагируются от чистого тождества и поло­жена не-идентичность, чистая форма немышления[1], как и пер­вое, есть форма чистого мышления, которое является другим, чем абсолютное мышление, разум. Лишь потому, что мыслится немышление (des Nichtdenkens), [формула] «А не=А» полага­ется мышлением, оно может быть вообще положено. В «А не = А», или «А = В», тождество, отношение равенства первого положения также положено, но только субъективно, то есть только в силу того, что немышление положено мышлением. Однако эта положенность немышления мышлением является для немышления случайной, всего лишь голой формой для второго положения, от которой абстрагируется, чтобы иметь его материю в чистом виде. Это второе положение столь же непосредственно, что и первое, и постольку является условием первого, точно так же, как и первое является условием вто­рого. Первое обусловлено вторым постольку, поскольку оно существует в силу абстракции от нетождества, содержащегося во втором положении; второе же — постольку, поскольку для того, чтобы быть положением, оно нуждается в отношении.

Второе положение обычно высказывалось в форме, под­чиненной форме основания. Или скорее оно было низведено до этого крайне подчиненного значения потому, что из него было сделано положение причинности. «А» имеет основание» означает следующее: «А» присуще такое бытие, которое не является бытием «А», то есть «А = не А», «А = В. Если абстра­гируются от того, что «А» есть положенное, как это необходимо, чтобы получить второе положение в чистом виде, то оно вы­ражает вообще неположенность «А». Полагать «А» как поло­женное и одновременно как неположенное и есть уже синтез первого и второго положений.

Оба положения суть положения противоречия, но только в обратном смысле. Первое положение о тождестве показывает, что противоречие равно нулю; второе, будучи соотнесено с первым,— что противоречие является столь же необходимым, как и отсутствие его. Оба сами по себе суть законы одинако­вой силы. Поскольку второе высказывается в такой форме, что первое одновременно соотносится с ним, постольку оно явля­ется максимально возможным выражением разума с помощью рассудка. Это соотношение обоих является выражением анти­номии, и как антиномия, как выражение абсолютного тождест­ва безразлично, полагать ли А=В или А=А, если А = В и А=А берется как отношение обоих положений. А=А содержит различие А как субъекта и А как объекта одновременно с тождеством, точно так же, как А = В содержит тождество А и В с [одновременным] различием обоих.


[1] Статьи Рейнгольда. Вып. 1. С. 111.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.