ПРИНЦИП ФИЛОСОФИИ В ФОРМЕ АБСОЛЮТНОГО ОСНОВОПОЛОЖЕНИЯ

Философия как произведенная рефлексией тотальность зна­ния становится системой, органическим целым понятий, высшим законом которой является не рассудок, а разум. Первый дол­жен правильно показать противоположности своего положен­ного, свою границу, основание и условие, а разум объединяет эти противоречащие друг другу, полагая обе и одновременно сни­мая их. К системе как организации положений может быть предъявлено требование, чтобы абсолютное, лежащее в основе рефлексии, было налично в качестве высшего абсолютного осно­воположения для нее. Но подобное требование содержит свою ничтожность (Nichtigkeit) уже в себе, ибо положенное с по­мощью рефлексии, тезис, есть само по себе ограниченное и обусловленное и нуждается в другом [положении] для своего обоснования и т. д. до бесконечности. Если абсолютное выра­жается основоположением, имеющим силу для мышления и бла­годаря мышлению, форма и материя которого идентичны, то положенным является либо голое тождество, а нетождествен­ность формы и содержания исключается, и основоположение не является абсолютным, но страдает недостатком: оно выра­жает только рассудочное понятие, абстракцию. Либо форма и материя в качестве нетождественности содержатся одновремен­но в нем; если положение является одновременно аналитиче­ским и синтетическим, то основоположение будет антиномией и тем самым неположением; в качестве положения оно подчи­нено закону рассудка, запрещающему иметь в себе противоре­чие, не снимать себя, а быть положенным, но в качестве анти­номии оно снимает себя.

Иллюзия, состоящая в том, что только положенное для реф­лексии основоположение должно стоять во главе системы в ка­честве ее высшего и абсолютного или что сущность любой си­стемы может быть выражена одним положением, являющимся абсолютным для мышления, облегчает себе труд над системой, о которой она судит. В самом деле, по отношению к мысли, вы­ражаемой предложением, может быть легко доказано, что она обусловлена противоположным, что она, следовательно, не яв­ляется абсолютной: об этом противоположном может быть до­казано, что оно должно быть с необходимостью положено, что, следовательно, то, что выражено предложением, является ничем. Эта иллюзия считается тем более оправданной, если система выражает абсолютное, являющееся ее принципом, в форме суж­дения (in der Form eines Satzes), или дефиницией, которая, од­нако, антиномична в своей основе и снимает себя поэтому как положенное только для рефлексии. Так, например, спинозовское понятие субстанции, которая объявляется одновременно при­чиной и следствием (Bewirktes), понятием и бытием, перестает быть понятием, потому что противоположности объединены в противоречии.

Нет худшего начала для философии, чем начало с помощью дефиниции, как у Спинозы, начало, находящееся в крайне странном контрасте с обоснованием, исследованием, дедукцией принципов знания, трудоемким сведением всякой философии к высшим фактам сознания и т. д. Но если разум очистил себя от субъективности рефлексии, то и указанная простота Спинозы, начинающая философию с самой философии и представляющая разум сразу непосредственно с антиномии, может быть по до­стоинству оценена.

Если должно принцип философии выразить в формальных положениях для рефлексии, то в качестве предмета этой за­дачи, прежде всего, налично не что иное, кроме знания, а в общем синтезе субъективного и объективного, или абсолютное мышление. Но рефлексия не в состоянии выразить абсолютный синтез в одном предложении, если, например, это положение должно иметь силу в качестве такового для рассудка; она должна то, что является единым в абсолютном тождестве, разъ­единить и выразить синтез и антитезис отдельно в двух пред­ложениях, в одном — тождество, в другом — противоречие. В [формуле] А = А, в формуле тождества, предметом рефлек­сии является соотнесенность [обоих], и это отношение, это од- нобытие (Einssein), равенство содержится в этом чистом тож­дестве. Здесь абстрагируются от всякого неравенства. «А = А», выражение абсолютного мышления или разума, имеет для формальной, оперирующей рассудочными положениями реф­лексии только значение рассудочного тождества, чистого един­ства, то есть такого, при котором абстрагированы от проти­воположности.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.