Да к тому же предположение Рибо и не оправдывается фактами …

Да к тому же предположение Рибо и не оправдывается фактами: он говорит, что если мы проследим наследственность в нескольких поколениях, то увидим, что дед почти всегда воспроизводится во внуке, бабушка — во внучке. Это неправда. Следующая табличка, составленная по данным, собранным Гальтоном, доказывает, как увидит читатель, совершенно противное. На каждые 100 семей встречается:

Средним  числом,   следовательно, замечательные люди на каждые 100 семей представляют более 30 индивидов, имеющих чем-нибудь знаменитых отцов, и только 17 происходят от сколько-нибудь известных дедов. Иными словами, дети почти вдвое чаще воспроизводят своих отцов, чем дедов.

VI

Итак, мы можем с некоторой вероятностью предположить,  что психическая наследственность по отношению к полам подчиняется тому же самому эмпирическому закону, которому, по теории Дарвина, подчиняется биологическая наследственность вообще. Однако несомненно также и то, что закон этот в применении к первой имеет несравненно более исключений, чем в применении к последней. Иначе и не могла бы возникнуть теория, возводящая эти исключения в общее правило и превращающая самый закон в исключение. Мы уже познакомились с фактами, на которых теория эта основывается; их нельзя ни отрицать, ни игнорировать. Они существуют, и замечательные люди нередко имеют гораздо более основания гордиться своими матерями, чем своими отцами. Притом же хотя и много есть доказательств в пользу того, что сыновья наследуют свои психические свойства от отцов, но нет никаких серьезных данных, дозволяющих предполагать, что то же самое справедливо и относительно дочерей, что и они также наследуют свои психические свойства от матери. Конечно, это отсутствие может быть отчасти объяснено тем обстоятельством, что, во-первых, о замечательных мужчинах мы знаем гораздо больше, чем о замечательных женщинах; во-вторых, исследователи, говоря о родственниках последних, останавливаются более на их предках мужского пола, чем на предках женского. Но, разумеется, это объяснение только [от]части объясняет дело, и мы должны согласиться, что не только замечательные мужчины, но и замечательные женщины нередко наследуют свои психические свойства от своих отцов13.

Ввиду всех этих многочисленных исключений некоторые физиологи и психологи полагают, что у людей наследственность не может быть подведена ни под форму наследственности, «ограниченной по полам», ни под форму наследственности перекрестной, что она встречается обыкновенно под обеими формами вместе, т. е. что ребенок никогда не походит на одного отца или на одну мать, а на того и на другого вместе. Физиологи пытались даже определить некоторые общие правила этой смешанной наследственности. Одни (например, Бурдах, Гама де Машадо, Галль и вообще френологи), исходя из той точки зрения, что физическая организация человека резко связана с его психическими свойствами, утверждают, что ребенок, наследующий от отца или матери те или другие чисто физические признаки, должен наследовать и соответствующие признаки психические14.

Напротив, другие, как, например, Жиру, полагают, что ребенок, наследовавший от матери какие-нибудь физические свойства, всегда наследует от отца свойства психические. Жиру говорит, например, что в человеке есть два рода жизни: жизнь внешняя, обнимающая собою три психические деятельности человека — движение, волю и ум, и жизнь внутренняя, зависящая от деятельности пищеварительных органов, симпатического нерва и т. п., т. е. заключающая в себе наши чувства вообще и наше внутреннее чувство в частности. Каждая из этих жизней может воспроизводиться в том или другом потомке. Ребенок, наследуя от родителей органы внешней жизни, наследует и соответствующие этим органам психические проявления; ребенок, наследующий от другого родителя органы внешней жизни, наследует от него и их атрибуты: ум, волю и т. д. Моро на основании длинного ряда опытов пришел к заключению, что из 100 случаев наследственного сумасшествия в 72 случаях ребенок, наследовавший от отца физические свойства, наследует от матери своей — психические, и, наоборот, наследовавший от матери физические свойства наследует от отца — психические («Psychologie morbide», p. 140, 141).

Которая же из этих двух теорий может быть признана за наиболее правдоподобную? Иначе говоря, дает ли современная наука какую-нибудь руководящую нить для разъяснения того, что мы называем психической жизнью, и ее отношений к физической жизни?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.