У человека же эта форма наследственности должна представлять почти …

У человека же эта форма наследственности должна представлять почти исключение из общего правила. Однако не нужно забывать, что до достижения особями половой зрелости половые различия между ними (во всех видах животного царства) не настолько определены, не настолько резки, насколько они становятся впоследствии. Потому те особенности, которые приобретены ими до половой зрелости, имеют обыкновенно тенденцию передаваться обоим полам, а особенности, относящиеся к более позднему периоду жизни, наследуются только тем полом, в котором они первоначально развились8.

Следовательно, на основании всех этих соображений мы имеем некоторое право заключить a priori, что у людей отец передает свои свойства сыну, мать — дочери, но при этом те особенности, которые развились у одного из родителей в более ранний период жизни, переходят по наследству и к сыну, и к дочери, так что вообще на эти особенности закон «наследственности, ограниченной полами», не распространяется. Подтверждаются ли эти       априористические  заключения непосредственными наблюдениями но над наследственностью вообще, а над человеческой наследственностью в частности?

«Наследование по прямой линии, — говорит Рибо (стр. 240), — может представлять два случая: 1) или ребенок наследует в одинаковой мере и от отца, и от матери как физические, так и нравственные свойства — случай чрезвычайно редкий, представляющий собою полное осуществление принципа наследственности во всей его абстрактной чистоте; 2) или ребенок походит на одного из родителей, иногда на отца, иногда на мать, — это случай самый обыкновенный, по мнению, кажется, всех писавших о наследственности». Но наследует ли сын отцу, дочь матери или, наоборот, сын матери, дочь отцу — насчет этого вопроса взгляды расходятся. Большинство физиологов полагает, что чаще всего дочери наследуют свойства отцов, сыновья-матерей (heredite croisee). «Этим-то и объясняется, — говорит Римеран, — почему у стольких великих людей рождались весьма посредственные сыновья». Рибо в своей книге о наследственности, основываясь, впрочем, кажется, на данных, приводимых Жиру9, утверждает, будто «обыкновенно искривление позвоночного столба, хромота, английская болезнь, шестипалость, глухонемота и вообще все органические уродства и недостатки переходят от отцов к дочерям, от матерей — к сыновьям» (р. 218). Галль приводит случай с двумя близнецами — мальчиком и девочкой, из которых первый был вылитая копия своей матери, ограниченной, почти тупоумной женщины, вторая походила на отца, человека очень умного и талантливого. По мнению Мишле, вся история служит наилучшим доказательством именно этой формы наследственности. Доктор Люкас (Lucas) хотя и не защищает открыто этой теории, однако приводит в своем физиологофилософском трактате несколько данных, говорящих в его пользу. Он указывает, между прочим, на детей Кромвеля. «От Элизы Бурсье (женщины ограниченной и весьма добродушной) у него было несколько мальчиков и девочек; мальчики вышли «аркадскими пастушками», а из девочек развились мужественные и энергичные женщины, более фанатичные, чем он сам». Д’Аламбер, Бюффон, братья Шенье, Гёте, наконец, Мирабо — все эти знаменитости имели матерями весьма замечательных женщин и от них унаследовали наиболее выдающиеся черты своего характера10. Тиберий, Нерон, Коммод, Гел йога бал были настолько же достойны своих матерей (Ливия, Агриппина, Фаустина, Соемия), насколько Олимпия и Корнелия были достойны своих сыновей (Александр Македонский, Гракхи).

Немало также можно привести исторических примеров в пользу наследственности от отца к дочери: знаменитая Гипатия, несчастная жертва сектаторского фанатизма, была дочерью Теона, прозванного Геометром за свои обширные математические познания; дочери (Корнелия и Тулия) Сципиона и Цицерона приобрели историческую известность; Лукреция Борджиа была достойной дочерью Александра VI; Христина шведская [(дочь Густава-Адольфа), Елизавета и Мария английская (дочери Генриха VIII), Анна де Боже (дочь Людовика XI), герцогиня Беррийская и ее сестры (дочери регента) и другие представляют поразительное сходство со своими отцами. Из мира литературного и ученого можно указать на г-жу Сталь, дочь Неккера, на Люси Эйкен, писательницу, отец которой был известным в свое время физиком (автор «Evenings at home» ? — весьма распространенного,  популярно написанного сочинения), на Элеонору Галлам — дочь знаменитого автора «Истории Англии» («Constitutional history of England») и «Европейской литературы» («Literature of Europe»), на Каролину Гершель, сестру Вильяма Гершеля — дочь Исаака Гершеля, не лишенного музыкального таланта, и т. п.11 Рибо в своей книге «О наследственности» (стр. 221, 223) приводит 20 случаев, взятых из истории, наследования сыновьями материнских свойств и 18 случаев наследования дочерьми свойств отца.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.