В противном случае вы никогда не избавитесь от мистификаций …

В противном случае вы никогда не избавитесь от мистификаций самозваных ученых. Вы, пожалуй, скажете, что вы в качестве «профанов» в науке не в силах самостоятельно      проверять  каждого преподносимого вам научного вывода, вы не специалисты, и потому вам волею-неволею приходится часто верить на слово специалистам. Зачем же? Положим, вы не специалист, вы сами не открываете, не исследуете и не наблюдаете научных фактов, вы не делаете из них никаких выводов. Но раз вам предложен известный уже готовый вывод, раз вам указаны как факты, послужившие ему основанием, так и те пути и средства, при помощи которых добыты эти факты, вы имеете все данные для проверки правильности выводов и научности факта. Вам незачем быть для этого специалистом, вам нужно быть только мыслящим человеком, привыкшим думать своим умом и одаренным средней, обыденной дозой здравого смысла. Здравый смысл всегда может и должен контролировать логику ученого, в особенности логику философа… Я знаю, что многие философы очень недолюбливают и даже боятся этого контроля над собою здравого смысла. К числу этих «многих» принадлежат и те «основатели» научной философии, роль пропагандиста и популяризатора которых взял на себя г. Лесевич. Со слов своих «учителей» г. Лесевич вещает своим молодым друзьям, что будто «нет ничего ошибочнее», как предполагать, «что научное мироразумение составляет прямой результат хода развития обыденного мышления, что между этими двумя фазисами умственного развития нет никакой противоположности, не лежит никакого перелома» (стр. 20). «Не верьте, — заклинает наш философ своего «молодого друга», — что ваш здравый смысл, ваше обыденное мышление отличается только по степени от здравого смысла, от мышления философа, ученого; нет, они различны по типу; для того, чтобы вы могли возвыситься от первого к последнему, вы должны перешагнуть целую пропасть, должны пережить некоторый умственный кризис»20.

«Большинство окружающего нас общества» находится в полнейшем заблуждении, полагая, будто «просвещение, образование, ученость суть разные степени накопления знания», будто «они представляют количественную его сторону у того или другого лица, причем качественная сторона не претерпевает никакого изменения» (стр. 76).

Итак, «научная философия» утверждает, что между обыденным и научно-философским мышлением существует не только количественное, но и качественное различие, что результаты того и другого «принципиально различны» (стр. 33). В чем же, по мнению этой философии, заключается это качественное различие обыденного мышления от мышления научного? Послушайте г. Лесевича — это очень любопытно. «Обыденное мышление (в отличие от мышления правильного, методического, научного) образует представления бессознательно, бесконтрольно, оно комбинирует понятия произвольно, вне всякой критики, и, что особенно важно, оно не различает этих двух моментов, смешивает понятия с представлениями, точнее, принимает первые (т. е. понятия) за последние (т. е. за представления)». Это говорится на стр. 26. На стр. же 74 мы читаем следующее: «Обыденное мышление, образующее понятия бессознательно, возводит обыкновенно единичное на степень общего… вращаясь среди представлений и не будучи способно подняться до действительных обобщений (т. е. до понятий), оно принимает представления за понятия».

Разберите-ка теперь, читатель, эту путаницу «научного мышления». В одном месте говорится, что обыденное мышление принимает понятия за представления, т. е. общее возводит на степень частного, единичного. В другом же месте с таким же точно апломбом утверждается, что обыденное мышление не может вообще возвыситься до понятия и что оно принимает обыкновенно «представления за понятия, т. е. единичное за общее». Но это еще не беда: докладывая «молодым друзьям» чужие мысли, недостаточно продуманные и проверенные собственным умом, немудрено сбиться в терминах. Но вот что совсем уж непонятно: каким образом возможно на 12-й стр. утверждать, будто обыденное мышление составляет свои понятия произвольно, а на стр. 74 уверять, будто оно образует свои понятия бессознательно? То, что произвольно, не может быть бессознательно, а то, что бессознательно, не может быть произвольно. Кажется, это должно быть очевидным для всякого обыденнейшего из «обыденных» мышлений. Неужели же это не очевидно для мышления научного? Но, быть может, слово «произвольно» нужно понимать не в психологическом его значении, а в значении более широком, в смысле беспорядочности, случайности, неправильности и т. п.? Ну, хороню, допустим это толкование; какая же все-таки качественная разница между обыденным и научным       мышлениями?  Как на характеристическую особенность первого указывается на то, что оно «образует представления и из них понятия бессознательно, бесконтрольно». Ну, а научное мышление? Неужели оно образует свои представления и понятия сознательно и с контролем?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.