Таким образом, мы видим, что все главнейшие факторы буржуазного …

Таким образом, мы видим, что все главнейшие факторы буржуазного прогресса — государство, наука, торговля, промышленность — имеют одну и ту же общую тенденцию: все они в большей или меньшей степени стремятся сгладить национальные особенности, когда-то так резко разделявшие между собой людей, стремятся смешать последних в одну общую однородную и одноформенную массу, подвести их под один общий знаменатель, вылить их в один общенациональный, общечеловеческий тип. Как бы мы ни ненавидели буржуазный прогресс, но эту его тенденцию мы должны признать с точки зрения наших идеалов и наших интересов в высшей степени благотворной. Действительно, буржуазный прогресс, нивелируя людей, уничтожая разделяющие их племенные и национальные перегородки, подготовляет почву для торжества наших идеалов: сам того не желая, он бессознательно пролагает путь к практическому осуществлению идей братства и равенства. Отсюда ясно, что восставать против этого нивелирующего и космополитизирующего влияния прогресса могут лишь те социалисты, которые или совершенно не понимают своих собственных интересов, или называют себя социалистами «по недоразумению». А так как наш псевдоюжнорусский социалист принадлежит, очевидно, к категории последних, то нет ничего удивительного, что факт существования в России среды, утратившей национальные особенности, среды, которую он по какому-то непонятному остроумию называет «россиянами в собственном смысле», — этот факт возмущает его до глубины души. Но еще более возмущает его то обстоятельство, что большинство революционеров-социалистов выходят именно из этой среды, совершенно не понимая условий ее возникновения12, не имея ни малейшего представления об ее разнообразном общественном составе13, представляя ее себе как «нечто безотрадное, оторванное от народной почвы» (стр. 31 )14, автор с наивностью поистине детскою приглашает русских социалистов отречься от «окаянного российства» и снова растить и развивать в себе те национальные особенности, которые давно уже сгладились и исчезли под влиянием воспитания. «Перестанем быть, — умоляет социалистов автор, — перестанем быть общерусами и превратимся в великорусов, малорусов» и т. п. (стр. 22).

Гоголевский Акакий Акакиевич только мечтал о том, что бы могло произойти, «если бы слон родился в куриной скорлупе»; южнорусский Акакий Акакиевич не только мечтает о том же, но и твердо верит в осуществимость своих мечтаний; он приглашает слона в угоду ему, Акакию Акакиевичу, влезть в куриную скорлупу, или, что почти то же, приглашает социалистов вылезть из шкуры «интеллигентного человека» и влезть в шкуру чуваша, якута, малоруса, татарина, латыша и т. п.

Операция, по-видимому, довольно трудная и даже невозможная, но для философов, подобных нашему Акакию Акакиевичу, никаких невозможностей не существует… «Нужно только, — рассуждает он, — чистосердечно покаяться, и покаяние, спасающее души грешников и изводящее их из ада кромешного, спасет и душу социалиста и выведет из ада «окаянного российства». И вот автор, впадая в тон пресловутого редактора «Вестника правды», с комическим апломбом приглашает «российских социал-демократов разделить с ним его покаянный плач» (стр. 22). Этот покаянный плач автора представляет одну из самых курьезных и забавных страниц «Записок», но мы, отчасти щадя автора, отчасти жалея место, не станем его здесь цитировать, а ограничимся лишь передачей в коротких словах его содержания.

Покаявшийся социалист приглашает «российских социал-демократов» покаяться вместе с ним, во-первых, в том, что они слишком много толковали о средствах и путях осуществления революции (об агитации, пропаганде, анархизме, якобинизме и т. п.); во-вторых, что они водрузили сразу знамя социального переворота для всей России и даже всего человечества… (?!); в-третьих, что они будто бы «опрометчиво понимали» русский народ, как нечто целое и единое, как сплошную массу, могущую быть лишь «объектом их воздействий» (??), и, наконец, в-четвертых, горше всего должны покаяться в том, что на страницах «Набата» возмечтали заполучить в свои руки власть (?!) над массой русских «племен, наречий и состояний», дабы их «декретами облагодетельствовать» (??).

Что касается первого пункта этого покаянного акафиста, то о нем мы уже достаточно говорили в начале статьи и потому можем пройти его молчанием. Второй пункт совершенно непонятен; очевидно, автор или не давал себе ни малейшего отчета в том, что писал, или он по оплошности приподнял свою социальную маску и показал свою настоящую физиономию. Он приглашает социалистов покаяться в том, что они хотят социального переворота «для всей России и даже для всего человечества…». Автор этого не хочет и кается в том, что когда-то хотел. Пускай кается, но зачем же только он продолжает называть себя социалистом?

Что же касается до двух последних пунктов, то мы даже затрудняемся объяснить их одним только невежеством автора, нет, как бы он ни был невежествен относительно всех тех вопросов, относительно которых берется судить, он не может все-таки не знать, что, во-первых, никогда и нигде ни один русский социалист-революционер не высказывал того воззрения на русский народ, которое он приписывает целой социалистической партии. Никогда ни один русский революционер не смотрел на русский парод как на одноформенную, сплошную массу и никогда не видел в народе лишь «простого объекта для своих воздействий»; во-вторых, никогда нигде партия «Набата» не мечтала о тех ребяческих глупостях, о которых говорит автор; никогда и нигде не выражала она желания «заполучить власть в свои руки над массой русских, дабы их декретами благоустроить.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.