Изучая какое бы то ни было социальное явление …

«Изучая какое бы то ни было социальное явление, — так перефразирует наш философ Фюстель де Куланжа, — мы изучаем, собственно, идеи людей. Мы изучаем их религиозные верования, их этические воззрения, которым так называемые (!?) социальные явления служат только внешним выражением» (стр. 5).

«Раз мы укрепимся на этой точке зрения, — продолжает наш философ, совершенно забывая, что для того, чтобы укрепиться на ней, нам нужно сначала перенестись в тьму средних веков и, выкинув из нашей головы все знания, выработанные современной наукой, смиренно преклониться перед божественной мудростью монахов-мистиков, — раз мы укрепимся на этой точке зрения… вся история человечества представится нам длинной вереницей (!?) чисто субъективных элементов, которых характер и способ сочетания дают ту или другую социальную среду» (стр. 6). Из этих невежественных посылок, целиком заимствованных из арсенала средневековой метафизики, автор делает следующий вывод — вывод, гораздо раньше его сделанный всеми псевдофилософскими противниками революции, заклятыми врагами революционной партии. Чтобы изменить социальную среду, чтобы уничтожить данные политические, юридические и экономические учреждения, одним словом, чтобы осуществить социальную революцию, для этого необходимо изменить первоначально идеи, привычки, чувства людей, т. е. произвести революцию в их психическом мире, — или, как выражается автор, произвести психореволюцию (?!). «Революционная деятельность социал- демократов, — философствует он, — должна быть целиком перенесена из объективного мира в субъективный… И не скоро еще она получит возможность завершиться социально-революционным актом…» (стр. 28).

О, какая же это старая песнь! Как часто приходилось нам ее слышать от поклонников мирного прогресса, от буржуазных либералов, от всякого рода консерваторов и ретроградов. «Измените сперва человеческую природу, пересоздайте человеческие чувства, верования, понятия и тогда только принимайтесь за пересоздание общественных учреждений». Консерваторы и ретрограды очень хорошо понимают всю непрактичность, всю неосуществимость своего рецепта; они очень хорошо знают, что все наши чувства, все наши верования и понятия суть продукт данных общественных учреждений, что первые обусловливаются последними, а не последние — первыми, и потому-то они с такой настойчивостью и рекомендуют нам… начать с конца. Разумеется, преподавая нам подобные советы, — вполне понятные, с их точки зрения, — они спекулируют на нашу глупость и недогадливость. Но спекуляция эта так наивна и в сущности так невинна, что мы обыкновенно отвечаем на нее одним лишь смехом. Но можем ли мы смеяться, когда слышим те же самые советы, ту же проповедь психореволюции, но уже не от консерватора, не от буржуа-либерала, а от человека, именующего себя социал-демократом, представителем южнорусских социалистов? О, нет, тут уже не до смеха; одно из двух: или этот человек так глуп, что он сам не понимает, что говорит, или он бессовестный лицемер, умышленно надевший на себя маску социалиста для более успешного совращения с революционного пути «неопытных новичков» и чересчур «доверчивых юниц».

Гг. заграничные украинофилы, принявшие этого псевдоюжнорусского социалиста под свой милостивый патронаж, подумайте серьезно об этом вопросе. Не попадите в ловушку. Впрочем, это ваше дело, а мы снова вернемся к нашему злополучному автору — автору, которого мы, не желая оскорблять южнорусских социалистов, отныне будем называть не иначе как псевдоюжнорусским   социалистом или психореволюционером.

Желая наглядным образом убедить революционеров в необходимости перенести «их революционную деятельность из мира объективного в мир субъективный», наш психореволюционер указывает им на религиозных сектантов. Сектанты, по его мнению, являются типическими представителями «социально-революционного движения»; они действительно совершают социальную революцию, совершают ее «вдруг, экспромтом»; они действительно обладают тем «волшебным рычагом», которого нет, но который желают иметь современные социальные революционеры (см. стр. 8, 10, 11). И потому, если последние желают заполучить этот волшебный рычаг, если они хотят осуществить социальную революцию, они должны поступать так, как поступают религиозные сектанты, т. е. начинать с внутреннего мира человека и затем уже изменять его обстановку. «Сектанты, — рассуждает психореволюционер, — преобразившиеся сами под давлением своих же измышлений, немедленно устраивают свою жизнь по новым началам; среди созданной ими новой обстановки начинается обычный культурный процесс передачи приобретенных качеств по наследству грядущим поколениям. То, что у первых религиозных реформаторов было идеалом, их фанатизировавшим, для их детей и внуков является простой унаследованной привычкой. Ничего подобного не бывает в жизни и деятельности современных социалистов- революционеров. Они не создали и не могут создать такой цельной системы, которая бы, овладев ими, вырвала их из недр буржуазного строя и преобразила бы их так же радикально и быстро, как это бывает с сектантами. Идеи современных социал-демократов зиждутся на научной основе, но наука в настоящее время еще не доработалась до того синтеза, который обобщил бы ее membra disjecta в одно связное философское целое, могущее заменить человеку религиозный синтез» (стр. 12).

Отсюда автор в противоречие со всем тем, что он только что говорил о необходимости для социал-демократа заняться исключительно нравственным перерождением людей, делает следующий вывод: социал-демократы и вообще революционеры-социалисты в настоящее время не могут претендовать на нравственное возрождение людей, так как их «идеи опираются на науку», а «наука еще не в силах нравственно и культурно возрождать людей, ибо научно-философский синтез покамест никакого жизненного значения не имеет» (стр. 13). Приобретет же он это значение лишь тогда, когда 1) будет построена научная этика, 2) но научная этика немыслима без предварительного построения научной социологии, а 3) научная социология может успешно построиться только параллельно с развитием лингвистики и психологии и, наконец, 4) обусловливается предварительным построением биологии…» (ib.).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.