РЕВОЛЮЦИЯ И ПРИНЦИП НАЦИОНАЛЬНОСТИ

По поводу «Записок южнорусского социалиста»

Прежде чем мы станем говорить по поводу брошюры, заглавие которой выписали в начале статьи, мы должны сказать несколько слов о самой брошюрке. Мы, конечно, с большим бы удовольствием избавили себя от подобного труда, если бы ее автор был хотя чуточку посдержаннее в своих притязаниях; если бы он не выдавал себя за представителя или по крайней мере за выразителя мнений южнорусских социалистов; наконец, если бы его идеи не находили себе поддержки и отголоска среди группы людей, считающихся за вожаков украинофильского движения. Автор питает, по-видимому, твердую веру, что он своими записками «попал в точку», что на его голос откликнутся многие и что, быть может, эти скромные «записки» разрастутся в целый орган грядущих социалистов-федералистов («Записки южнорусского социалиста», стр. 30). К несчастью, условия умственного развития большинства нашей интеллигенции таковы, что нам сплошь и рядом приходится наталкиваться на явления, способные до некоторой степени оправдать эту веру автора в будущее значение его «записок». Действительно, не видим ли мы сплошь и рядом, как на основании какого-нибудь самого нелепейшего недоразумения (часто даже недоразумения чисто словесного), какой-нибудь абсурднейшей идеи, выраженной только в замысловатой, двусмысленной и неопределенной форме, возникают целые теории, сочиняются целые политические системы и, даже более, создаются целые партии? Ложь и абсурд только тогда вполне безвредны, когда вы убиваете их в самом зародыше, но дайте им разрастись, и они самодовольно поднимают голову, гордо попирают знание, фальсифицируют самые элементарные человеческие понятия и в конце концов умственно и нравственно извращают и притупляют целые поколения людей, замкнувшихся в броню схоластических доктрин и метафизических систем; они подтачивают в самом корне здравый смысл человеками порабощают себе его ум и сердце, и тут уже ему трудно с ними бороться. Вот почему их нужно убивать в самом зародыше, вот почему мы и считаем своей обязанностью говорить о «Записках южнорусского социалиста» теперь же, не дожидаясь, пока они «разрастутся в целый орган грядущих социалистов-федералистов».

Южнорусский социалист с первой же странички своих записок хочет дать понять своим читателям, что он человек здраво и нормально мыслящий, что он не утопист и мечтатель. «Я знаю, — говорит он, — что многие социалисты-революционеры склонны видеть в движении, в котором они принимают участие (т. е. социально-революционном движении),» какой-то волшебный рычаг, который в один прекрасный день» перевернет существующий порядок, после чего на развалинах последнего мгновенно расцветает новая жизнь. Исходя из такой метафизической точки зрения, они… вполне естественно, находят возможным говорить о «кануне» революции и о «другом дне после революции…» — «Я же, — продолжает он далее, — утверждаю, что социально-революционное движение в том виде, в каком оно является в настоящее время, не есть магический рычаг. Я утверждаю также, что мы еще не имеем права говорить о кануне революции и о другом дне после революции…» (ib., стр. 4).

Самая существенная, характеристическая особенность позитивного мышления состоит в том, чтобы критически относиться к своим знаниям и ничего не утверждать на ветер.

Наш южнорусский социалист хотя и выдает себя за позитивного мыслителя, но, увы, по мышлению не отличается этой особенностью. Он знает такие факты, которых не только никто не знает, но которые даже в действительности совсем и не существуют. Он знает, что социалисты-революционеры «воображают, будто после разрушения существующего порядка вещей на развалинах мгновенно расцветает новая жизнь». Но где же и когда социалисты-революционеры говорили что-нибудь подобное? Самые утописты из них — так называемые анархисты, — и те допускают некоторый более или менее продолжительный переходный период между «концом» разрушения старой общественной жизни и «началом расцветания» новой. Прочтите записки об «общественных службах» анархических секций (женевской и брюссельской), и вы увидите сами, насколько верят анархисты — даже анархисты — в возможность «мгновенного» расцветания новой жизни на развалинах существующего порядка. Что же касается до революционеров-реалистов, до тех, которых вы называете централистами, якобинцами, государственниками и которые составляют большинство в европейской революционной партии (а скоро, вероятно, будут составлять большинство и среди русских революционеров), то ни один человек, хотя бы только понаслышке знакомый с их теориями, не заподозрит их в сочиненной вами иллюзии насчет какого-то «мгновенного развития новой жизни». Если бы они могли хоть на минуту поддаться подобной иллюзии, то все их учение, вся их революционная программа потеряла бы весь свой raison d’etre. Зачем стали бы они тогда толковать о необходимости установления революционного государства, о необходимости сосредоточения сильной власти в руках революционного меньшинства?

Как же после этого вы решаетесь утверждать, будто вы знаете, что, по мнению социальных революционеров, «новая жизнь должна мгновенно расцвести на развалинах существующего порядка вещей»!

Но это еще не все. «Я знаю, — говорите вы, — что социалисты-революционеры склонны видеть в социально-революционном  движении волшебный рычаг, который в один прекрасный день перевернет существующий порядок». Действительно, социалисты-революционеры не только «склонны видеть», но они глубоко убеждены, что социально-революционное движение может и должно уничтожить, перевернуть существующие политические, юридические и экономические учреждения; но, во-первых, они совсем не думают, что подобный переворот может совершиться в «один прекрасный день», а во-вторых, они никогда не смотрели и не смотрят на социальную революцию как на какой-то волшебный рычаг. Они очень хорошо знают, что для ниспровержения существующего порядка вещей никакой волшебной силы не требуется, достаточно самой обыкновенной, самой прозаической и ничуть не волшебной — грубой, материальной силы. Думаете ли вы, что одна грубая материальная сила не в состоянии ниспровергнуть какой угодно существующий порядок?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.