Однако, отрицая возможность определить заранее это будущее …

Однако, отрицая возможность определить заранее это будущее, считая безусловно несостоятельной всякую попытку выводить его законы из законов прошлого, Кинэ тем не менее утверждает, что зерно этого будущего лежит в прошедшем и настоящем. Зерно это дано, говорит он, в идеалах господствующей в обществе религии, в тех представлениях, которые сложились у людей о боге10. «Религиозные верования, подобно огненному столбу, шедшему перед израильтянами и освещавшему их путь, указывают народам дорогу, ведущую в божье царство правды и справедливости».

Но каким же образом возникают эти верования? Как они развиваются? В каком отношении стоят они к народной жизни, к общественной культуре?

Кинэ, отвечая на эти вопросы, излагает свою собственную теорию философии истории. Мы уже ознакомились с источниками этой теории; посмотрим теперь, насколько она отличается от них, что в ней есть нового, оригинального, далеко ли она ушла от теорий Вико и Гердера?

XVI

С появлением на земле человека, говорит Кинэ, творческая сила природы, генезис материи, прекращается или, лучше сказать, переходит в творческую силу человеческого разума, начинается генезис духа. Философия истории имеет своей задачей определить и выяснить развитие этого духовного генезиса, проследить проявление творческой силы человеческого духа в разнообразных условиях общественной жизни и в последовательной смене исторических событий. Но для того, чтобы она могла выполнить эту задачу, чтобы она могла представить в одной цельной картине историю человеческого развития, для этого она должна прежде всего отбросить те конкретные формы, в которых обнаруживается это развитие, и рассматривать его в его абстрактном принципе, иными словами, она должна свести все однообразные явления исторической действительности к одному

однообразному общему закону.

По мнению Монтескье, — мнению, господствовавшему в XVIII в., цивилизация человечества определяется двумя основными принципами: принципом закона и догматическим принципом. Оба принципа оказывают на нее совместное и соотносительное влияние. Тем не менее, однако, первый играет в истории несравненно более существенную роль, чем второй. И во многих случаях право совершенно подчиняет себе и видоизменяет сообразно своим требованиям положительную догму. Напротив, по мнению Кинэ, все правовые учреждения, обычаи и понятия общества вытекают из последней как следствие из своей причины. «Политические и гражданские формы народного быта определяются и регулируются формами религиозными; религия есть закон законов; ею обусловливаются все общественные отношения; она субстанция, душа гражданского общества» («Enseignement du peuple», p. 7-8).

Первым источником религии служит откровение, которое сообщается человеку через посредство природы, т. е. первые религиозные представления людей возникают под влиянием окружающего их внешнего мира; формы, под которыми является природа первобытному человеку, налагают неизгладимую печать на форму и сущность его верований. Так, роскошная, подавляющая флора и фауна Азии, говорит Кинэ, привела людей к обоготворению растений, животных, гор, рек, к обоготворению природы вообще — обоготворению, выродившемуся во всеобъемлющий пантеизм. Аравийские пустыни внушили своим обитателям идею о великом Духе, о Духе, не воплощенном ни в какие внешние формы и стоящем вне видимой природы, эта идея и легла в основу магометанского монотеизма Африка, «океан сыпучего песка» (за исключением Египта), не создала себе никакого бога, а потому она осуждена на вечное духовное рабство. Природа Греции, поражающая красотой и разнообразием своих форм, пробудила в людях, с одной стороны, чувство изящного, с другой — доверие к собственным силам; отсюда очеловечение богов, воплощение религиозных идей в художественно-прекрасные образы и т. п.

Вообще к какому бы первобытному культу мы ни обратились, везде, по мнению Кинэ, мы находим тесную, неразрывную связь между религиозными верованиями людей, с одной стороны, и влияниями внешней природы — с другой. Какова природа, таковы и боги. Это первый основной принцип его философии истории.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.