Естественный подбор (который, по теории Дарвина, является главнейшим …

Естественный подбор (который, по теории Дарвина, является главнейшим фактором органического прогресса), говорит г. Мечников, не всегда оперирует над высшими организмами, часто он содействует развитию таких свойств, которые не только не возвышают, но скорее понижают общий уровень организма. Бок о бок с фактами прогресса органической жизни идут факты регресса. Кроме того, существует множество форм совершенно консервативных, неизменяющихся (как, например, полипы, корненожки, медузы, моллюски и др.). На основании этих данных г. Мечников приходит к тому заключению, что развитие есть более общее явление, чем прогресс, и что оно далеко не исчерпывается (как полагает Спенсер) одним лишь дифференцированием и интегрированием, а может состоять еще из ряда перемещений и атрофирований.

Точно так же оказалась несостоятельной и новейшая попытка одного из гениальнейших естествоиспытателей нашего века, Геккеля, подвести под единый общий закон явления органической и неорганической природы. Несостоятельность этой попытки признается и самими защитниками позитивной философии (см. «Опыт крит. исследов. основонач. позит. фил.», стр. 230-234, а также «Очерк вопроса о происхождении видов» г. Мечникова).

Впрочем, если бы даже попытка Геккеля увенчалась полнейшим успехом, то и тогда его «философия природы» не могла бы удовлетворить требованиям рациональной философии. «Его космология, — говорит г. Лесевич, — дает богатую обобщениями картину космоса, но никогда не дает разгадки умозрительных элементов общего понятия об этой картине, никогда не скажет нам, что такое явление, закон, причинность и т. д., никогда не определит все те понятия, из которых слагается собственно философское понятие о мире» («Опыт крит. исследования основонач. позит. фил.», стр. 234).

Но из каких же, однако, «понятий» слагается «философское представление о мире»?

IV

По мнению г. Козлова, понятие о «мире» есть понятие более широкое и отвлеченное, чем понятие о «природе». «Природа, — говорит он, — есть только одна сторона мира, а потому она и не исчерпывает    содержания   философии.

Философские обобщения стоят на более высокой ступени отвлечения, чем обобщения, касающиеся конкретных явлений природы. Потому так называемая натурфилософия (философия природы) относится к философии вообще как часть к целому». Таким образом, предметом философии является нечто такое, чего в объективной действительности не существует. Под философией природы подразумевается, по словам г. Козлова, «связь и единство вещей во всякое данное время, без отношения к возможному беспредельному протяжению их в пространстве и времени». Между тем как в философии мира мыслится связь и единство вещей вне границ времени и пространства. Природа может прекратиться, а философия все-таки будет существовать, ибо мир «может быть мыслим и по прекращении природы» («Фил. эт.», стр. 16). Одним словом, «понятие мира совмещает в себе понятия Вселенной и природы, в которых порознь мыслится статическая и динамическая сторона мира» (ib.).

Г. Лесевич, не различая, по-видимому, козловского мира от козловской природы, полагает, однако ж, что мир может быть объектом двоякого рода знания: просто научного и философского. Есть, говорит он, наука о мире и есть философия мира. «Суммируя результаты изучения конкретных групп явлений, т. е. частные научные понятия, мы получаем науку о мире, в тесном смысле космологию; вырабатывая же из этих частных научных понятий новые, более общие и отвлеченные, мы получаем основанную на науке философию, научно-философское мироразумение. Философское понятие получается из научного через восхождение к наивысшей степени отвлечения, — восхождение, необходимо опирающееся на теорию познавания». «Теория познавания и философская критика должны составлять содержание пропедевтики в правильно построенной научно-философской системе». Теория познавания является основоначалом, руководящим философией («Крит. исслед. основан, позит. фил.», стр. 190, 191).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.