Союз этот должен быть настолько обширен и настолько хорошо организован …

Союз этот должен быть настолько обширен и настолько хорошо организован, чтобы выработать внутри себя всю администрацию будущего революционного общества — администрацию, которая, обладая всеми необходимыми сведениями, могла бы на другой день революции, во всеоружии власти и авторитета, занять место существующих государственных и общественных учреждений. Администрация эта должна, по мнению автора, слагаться из следующих органов: во главе управления данной территории (автор не определяет с точностью величины этой территории) стоит: а) Комитет работ и продовольствия, заведующий экономическим обеспечением населения и его перевозочными средствами. Комитет этот выбирает из своей среды: б) Распорядительный совет. Распорядительный совет составляется как из членов социал-революционного союза, так и из лиц, стоящих вне его; в) Земский союз. Земский союз в свою очередь подразделяется на несколько секций, которые связаны между собой Распорядительным советом и каждая из которых заведует каким-нибудь специальным делом, а именно: железными дорогами, телеграфами, лошадьми, телегами, мостами и дорогами и т. п. (стр. 116).

Наконец, остальные члены социально-революционного союза, вошедшие в состав Комитета работ и продовольствия, но не выбранные в Распорядительный совет или в Земский союз, составляют из себя местные группы, обязанные «заранее хорошо ознакомиться с распределением средств населения в местностях, где они действуют» (стр. 118). Из этих-то членов местных групп Комитета работ и продовольствия назначаются и распорядители имущества частных лиц после отнятия его у последних. Обязанность этих распорядителей «состоит главным образом в том, что они должны оберегать отнятое у частных собственников имущество от порчи или растраты и целиком передать его в ведение общины или артели, произведшей восстание». «Все рабочие, примкнувшие к этому восстанию, составляют общий сход самодержавной общины, решающий все дела ее» (стр. 108). Когда собственно должна совершиться эта передача, автор этого с точностью не определяет. Он говорит только, что «распорядители не имеют нравственного права удерживать свою диктатуру на минуту долее, чем это необходимо (для кого необходимо? для чего необходимо? по чьему мнению необходимо? — автор осторожно обо всем этом умалчивает); раз эта необходимость почувствуется, революционная власть местных групп Комитета работ и продовольствия должна быть тотчас же передана другому органу общественной солидарности». Этим другим органом будет, как мы сейчас сказали, «мирской сход». В этот сход немедленно войдут, рассуждает автор, только первые две из пяти категорий лиц, составляющих общину2. Но в него должно сейчас же пригласить как можно больше лиц третьей категории (т. е. вообще из массы рабочих, не знакомых с основными условиями нового порядка и унаследовавших от старого строя привычки, прямо им противоположные); даже полезно было бы немедленно ввести в него небольшое число лиц четвертой категории (вчерашних собственников). Неизвестно, какое именно значение автор придает словам «немедленно», «сейчас же»… и опять «немедленно». Первая и вторая категории, говорит он, должны быть приглашены «немедленно», третья — «сейчас же», четвертая — тоже «немедленно». Судя по общепринятому смыслу этих слов, нужно допустить, что все четыре категории будут приглашены на сход одновременно. Но в таком случае большинство на этом сходе образуется из людей, отчасти плохо, отчасти совершенно не знакомых с основными условиями нового порядка, отчасти даже враждебных ему, т. е. лиц второй, третьей и четвертой категорий, так как по первоначальному предположению автора «первая категория», т. е. категория людей вполне подготовленных и понимающих «дело», составляет по отношению к населению вообще лишь самое незначительное меньшинство.

По мере того как верховная власть в общинах будет переходить из рук революционеров-социалистов  в     руки

большинства населения, большинства, по своему вчерашнему положению, по своим унаследованным от старого строя привычкам и инстинктам, наконец, по своей не развитости и своему невежеству антиреволюционного, по мере того и центральные органы управления должны будут изменить, говорит автор, свой первоначальный характер. Прежде всего видоизменится значение Распорядительного комитета. Члены Комитета работ и продовольствия выделяют из себя Земский союз (который первоначально составлялся Распорядительным комитетом); Земский союз выбирает уже сам новый Распорядительный комитет из своей среды и «может сменять его членов, смотря по надобности». «В то же время (?) и специализация Комитета работ и продовольствия мало-помалу исчезнет. Когда социально-революционный союз охватит сам большинство населения и, следовательно, мало-помалу потеряет свою обособленность, само собою разумеется, и члены Комитета работ и продовольствия не будут специально заниматься вопросом об экономическом обеспечении населения, но разделят свое время между различными занятиями» (стр. 117, 118). Когда именно должно произойти это упразднение Распорядительного комитета и Комитета работ и продовольствия — это должно быть решено, по мнению автора, собранием членов социально-революционного союза. «Через определенный срок (например, три месяца), — говорит автор, — в собрании представителей социально-революционного союза решается: следует ли удержать Распорядительный совет или только изменить его, или можно приступить к более правильным общественным формам для экономического обеспечения населения; если приходится удержать существующее устройство, то через определенные сроки (примерно такой же продолжительности) вопрос этот ставится снова и снова, пока переход к более правильным общественным формам будет действительно признан возможным» (стр. 117).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.