Следовательно, если он говорит, что революционеры должны …

Следовательно, если он говорит, что революционеры должны бороться теперь с правительством посредством тайного Заговора и что этот тайный заговор должен иметь ясно определенную цель — ниспровержение всего существующего порядка вещей и захват власти в руки заговорщиков, что он должен в возможно большей степени удовлетворять всем требованиям тайного союза и т. п., — то этим самым он признает уже заранее, что численность заговорщиков вообще не может быть значительна; число же заговорщиков, вполне посвященных во все детали конспирации, должно быть еще ограниченнее; одним словом, он признает необходимость заговора замкнутого, тесно сплоченного и дисциплинированного. Подобный заговор может, конечно, рассчитывать на более или менее продолжительное существование. Однако и он не должен без явного для себя риска слишком тянуть и откладывать дело. Средняя жизнь каждого заговора, как бы он ни был хорошо организован, очень не длинна: она считается обыкновенно не десятками лет, а годами, иногда даже месяцами. Потому всякий заговор торопится и необходимо должен торопиться развязкой. Он не может тратить слишком много времени на подготовительную работу. Быстрота и энергия действий — условие sine qua поп его существования. Все это, конечно, автор «Государственного элемента в будущем обществе» должен был иметь в виду, когда он рекомендовал революционерам тайный заговор как единственное практическое средство борьбы с правительством.

Но, с другой стороны, он никак не мог отделаться от своей прежней теории медленного подготовления революции  посредством социальной пропаганды среди народа, посредством выработки нравственных, идеальных характеров среди интеллигентной молодежи. С точки зрения этой теории революция может быть осуществлена лишь тогда, когда

1)       значительная часть существующих артелей и общин вполне усвоит себе принципы и задачи социализма и составит из себя федерацию русских революционных общин и артелей и

2)   когда эти общины и артели настолько распространят принципы рабочего социализма, недовольство существующим порядком в большинстве народа, что он одновременно восстанет во многих местностях России, причем предполагается, что значительная часть войска тоже проникнется принципом рабочего социализма и перейдет на его сторону.

Отсюда ближайшей задачей заговора является социалистическая пропаганда, задача весьма эластическая и притом требующая для своего осуществления условий как раз противоположных тем, которые для заговора существенно необходимы.

Никакая пропаганда, если она ведется систематически, немыслима без некоторой дозы гласности и весьма значительной свободы действий каждого пропагандиста; кроме того, чтобы она могла достигнуть тех результатов, на которые указывает ей автор, она должна вестись, во-первых, в течение весьма продолжительного периода времени, во-вторых, очень многими людьми. Чем больше будет пропагандистов, т. е. чем большее число лиц войдут в заговор, тем лучше. Необходимость привлечь к нему возможно большее количество революционеров — в связи с необходимостью в интересах успеха пропаганды предоставить каждому возможно большую свободу действий — в значительной степени увеличит те разнообразные опасности, которые и без того на каждом шагу грозят существованию тайного заговора.

Он не может рассчитывать на долговечность. А между тем долговечность в такой же мере необходима для успешного осуществления его задачи (социалистической пропаганды среди народа), в какой ему необходима многочисленность и относительная свобода членов. Все три условия должны быть соблюдены, а это-то именно и невозможно.

Таким образом, та деятельность, которую автор рекомендует революционерам накануне революции, есть деятельность не только непрактическая, но просто даже невозможная.

Практичнее, возможнее ли деятельность, рекомендуемая им на другой день революции? На этот вопрос мы ответим в следующий раз.

[II]

Отдаляя на почти бесконечно длинный срок момент наступления революции, автор полагает, что в подготовительный период, т. е. накануне революции, будет сделана большая и самая существенная часть той работы которая в действительности совершается обыкновенно на другой день революции. Накануне революции революционное меньшинство образует из себя, по предположению автора, «социально-революционный союз, состоящий в большинстве из самого народа, союз, влияние которого на массы будет опираться не на принуждение, не на какую-либо внешнюю силу, но на доверие к нему народных групп, ив среды которых он вышел» (стр. 103).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.