В противном случае осуществление социальных принципов в революционизированных …

В противном случае осуществление социальных принципов в революционизированных общинах будет встречать постоянное противодействие со стороны общин консервативных. Если перевес материальной силы будет на стороне последних, противодействие это выразится в открытой борьбе, борьбе, которая неизбежно должна окончиться победой старого порядка над новым, традиции — над идеалом. Если же силы будут распределены более или менее равномерно, так, что открытая борьба не в состоянии будет дать никаких положительных результатов, то совместное существование двух противоположных общественных начал неизбежно должно привести к постепенному изуродованию и окончательному вырождению того начала, которое не успело еще пустить глубокие корни в душу исторического человека, с которым он еще не успел сжиться, к которому он еще не успел приурочить мысли, интересы и потребности своей природы, т. е. начало социально-революционное.

Такая политическая форма, проектируемая женевскими анархистами, может только тогда повести к социальной революции, когда весь народ или подавляющее большинство его проникнется идеями рабочего социализма и страстным желанием осуществить эти идеи на практике. Пока же не случится этого, их государство будет настолько же (если не больше) консервативно, как и нынешнее, и их революция будет иметь чисто политический характер.

Но когда же это может случиться, да и может ли вообще когда-нибудь случиться при существующем консервативном государстве? Самые решительные, самые преданные анархисты допускают эту возможность лишь в очень и очень отдаленном будущем. Что же делать до тех пор? Ждать и не отваживаться на открытую борьбу с существующим порядком вещей, отлагать дело революции в бесконечно долгий ящик. Но в нашей ли это власти?

Составители брюссельской записки отвечают на этот вопрос утвердительно. «Государственная организация снизу вверх, — говорят они, и говорят совершенно справедливо, — предполагает полную группировку рабочих в ремесленные общества, но надо признаться, что эта группировка и в среде собственно промышленных рабочих едва лишь началась; что же касается земледельческих рабочих, то аналогичные примеры мы видим лишь в Англии да в Испании с последнего времени. Пройдет немало времени, пока движение настолько разовьется и окрепнет, чтобы создать общину в общине, государство в государстве».

«А между тем буржуазия разлагается; все буржуазные государства более или менее приближаются к банкротству; законное нетерпение волнует пролетариат больших городов и больших промышленных центров, так как жажда справедливости в нем слишком сильна, чтобы выжидать, пока весь пролетариат, при обычном медленном ходе дел, дорастет до него в умственном отношении; рабочий класс в иных странах, а именно в Англии и Германии, следует по политическому пути, который ведет его сегодня посредством легальных мер, но завтра, быть может, посредством мер революционных, не к разрушению существующего государства, организованного сверху вниз, а к захвату его в свои руки и к употреблению громадной централизованной силы, находящейся в его распоряжении, на дело эмансипации пролетариата; если это явление будет иметь место среди одного из этих народов, оно может отозваться потрясением и других…»

Ввиду всего этого не может ли иметь место, спрашивают составители брюссельской записки, такой случай, что, прежде чем организация рабочего класса в ремесленные общества получит достаточное развитие, «обстоятельства принудят пролетариат больших городов установить коллективную диктатуру над остальным населением и сделать это в продолжение революционного периода, достаточно долгого для того, чтобы устранить все препятствия, лежащие на пути к освобождению рабочего класса».

«Для нас очевидно, — продолжает записка, — что в этом случае одной из первых мер, которую придется принять этой коллективной диктатуре, будет захват всех видов крупной общественной службы, экспроприация в интересах общей пользы всех компаний, владеющих железными дорогами, рудниками, каналами, пакетботами, большими металлургическими заводами, и объявление всего их имущества, орудий, машин, построек, земли и прочего государственной собственностью…» Таким образом, «все большие предприятия, все отрасли крупной общественной службы должны будут очутиться в руках государства, и притом не того федеративного государства, которое организовано снизу вверх свободной федерацией общин, но государства авторитарного, образовавшегося сверху вниз, говоря прямо — государства диктатурного» («Общественная служба», брюссельская записка, стр. 25-27).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.