Итак, сами анархисты сознают, что требовать уничтожения …

Итак, сами анархисты сознают, что требовать уничтожения государства так же дико и нелепо, как и требовать уничтожения машин. Нет, говорят они, не уничтожать мы его должны, мы должны овладеть им, вырвать его из рук привилегированных классов и передать его в руки рабочих, из орудия эксплуатации и консерватизма превратить его в орудие социальной революции!

Но зачем же они в таком случае продолжают называть себя антигосударственниками и анархистами? Составители брюссельской записки с похвальной откровенностью отвечают на этот вопрос таким образом: «Мы удерживаем за собой кличку анархистов, потому что слово «анархия» внушает ужас буржуазии и потому что оно нам нравится» (стр. 23).

Вот это по крайней мере чистосердечно. Если бы на буржуазию наводило ужас слово дурак, они называли бы себя дураками, подобно тому как называли себя сволочью (гезами) нидерландские инсургенты, как называют себя вигами английские либералы. Анархия для них не более как условный ярлык, лишенный всякого внутреннего смысла, ярлык, который они наклеили на свое знамя единственно только для того, чтобы запугать буржуазию, и который, однако же, их ровно ни к чему не обязывает.

Ввиду такого категорического признания мы решительно не можем понять, зачем это понадобилось составителям брюссельской записки доказывать — и доказывать в ущерб здравому смыслу, — будто проектируемое ими государство будет совсем не архия (власть), а анархия (безвластие), что это будет анархическое государство (т. е. государство антигосударственное). Анархическое государство …можно ли подобрать более несообразное сочетание слов; ведь это все равно что сказать архическая анархия, безвластная власть или властное безвластие! Но если сочетание слов несообразно, то еще несообразнее должна быть та аргументация, которая старается оправдать его. Действительно, желая уверить «своих друзей анархистов» в возможности существования анархического государства, авторы брюссельской записки рассуждают таким образом: «Суть власти, конечно, состоит не в акте исполнения принятых решений, исполнения вотированных законов, не в управлении (а как же можно управлять без власти?) разными видами общественной службы… а в акте составления закона и сообщения ему обязательной силы. Но законодательство может вовсе не принадлежать государству (?), вовсе не входить в число прав, ему присвоенных; законы могут быть вотированы непосредственно в общинах…» (стр. 23 и 24).

Что это? Шутят люди или говорят серьезно?

Если они говорят серьезно, то зачем же они говорят такие глупости? Неужели они не понимают, что передать законодательную власть общинам — значит передать им одну из главнейших функций государства, иными словами — не разрушить государственную власть, а, напротив, создать из каждой общины самостоятельное государство.

Неужели, наконец, они в самом деле думают, что «вся суть» государственной власти заключается в праве издавать законы, т. е. в законодательной власти? Но какой же смысл могло бы иметь это право, если бы рука об руку с ним не шло право принуждать к исполнению «принятых решений», «вотированных законов», т. е. если бы рядом с властью законодательной не стояла власть исполнительная? Раз они допустили в своем государстве последнюю власть, они неизбежно должны признать и необходимость авторитарного государства.

Им угодно называть это авторитарное государство государством анархическим. Ну что же, пускай себе называют; мы знаем уже, что слово анархия имеет для них лишь чисто условное значение. Посмотрим же теперь, в какие, формы должно (по их проектам) воплотиться это анархическое государство, какие принципы должны лечь в его основу и насколько оно может быть революционно, т. е. насколько оно может содействовать практическому осуществлению в жизни идей социальной революции.

[Ill]

По мнению женевской записки, в основу анархического государства должен лечь федеративный принцип, оно должно представлять собою не более как свободную федерацию свободных и совершенно самостоятельных общин, которые в свою очередь суть не что иное, как «добровольные союзы производительных групп».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.