АНАРХИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО

В числе вопросов, обсуждавшихся на последнем общем конгрессе анархических секций Интернационала (в Брюсселе, в сентябре 1874 г.), на первом плане стоял вопрос об общественных службах в будущем обществе.

Вопрос этот предварительно рассматривался в частных собраниях секций, которые и представили конгрессу более или менее выработанные   проекты   организации общественной службы при тех новых общественных отношениях, которые создаст социальная революция.

Два из этих проектов (один, представленный де Пап от имени брюссельской секции, другой — представленный  женевской   секцией), отличающиеся наибольшей полнотой и обстоятельностью, были изданы отдельными брошюрами и в прошлом году появились в русском переводе под общим заглавием: «Общественная служба в будущем обществе. Две записки, представленные на брюссельский конгресс Международной ассоциации рабочих. 1874. Издание журнала «Вперед!». Перев. с франц. с предисловием и примечаниями».

Записки эти заслуживают во многих отношениях самого серьезного внимания с нашей стороны. В них обсуждается вопрос, составляющий один из существеннейших пунктов каждой революционной программы, вопрос, решение которого безусловно обязательно для каждой революционной партии, для каждого революционера.

Пока революционер не уяснит себе, хотя в самых общих чертах, как и чем следует заменить существующий ненормальный строй общественных отношений, пока в его голове не сложится хотя какого-нибудь идеала «лучшего будущего», до тех пор от его деятельности нельзя ждать никаких особенно полезных результатов, в ней не будет ни устойчивости, ни последовательности, ни целесообразности; это будет деятельность неосмысленная, так сказать инстинктивная, не заключающая в самой себе никакого внутреннего, разумного стимула.

А между тем для уяснения этого насущного революционного вопроса наша революционная заграничная пресса не представляет еще до сих пор решительно никаких данных.

Она никогда не устает толковать о том, что следует уничтожить, против чего нужно бороться, но чем заменить разбитое и уничтоженное, — об этом она обыкновенно или скромно умалчивает, или если и говорит, то так общо, так неопределенно и двусмысленно, что лучше бы уже совсем не говорить.

Благодаря     этому обстоятельству положительная часть всех наших революционных программ страдает крайней неясностью,  спутанностью   и бессодержательностью. Неясность же и бессодержательность наших положительных представлений о практических путях осуществления общих принципов социальной революции, с одной стороны, отталкивает от нас много весьма интеллигентных общественных сил и вредит распространению в обществе революционных идей, с другой — вносит в нашу партию опасные расколы и разъединения, парализующие успех нашего дела. Мы убеждены, что все эти расколы, все эти фантастические партии в партии не могли бы иметь места, раз положительная сторона революционной программы выяснится с возможной точностью и определенностью.

Поучительный пример в этом случае представляют нам две упомянутые выше записки об организации общественных служб. Они составлены анархистами, они обсуждались, получили одобрение на анархических секциях, наконец, были рассмотрены и санктированы конгрессом анархистов, — одним словом, они представляют       положительный      идеал анархической фракции Интернационала.

И что же мы видим? Чуть господа анархисты сделали попытку спуститься с туманных высот абстрактной и бессодержательной фразеологии на реальную почву конкретных фактов, чуть только они стали уяснять себе практический вопрос об организации общественных служб, как сейчас же и оказалось, что все их нападки на государственников основаны на простом недоразумении, на непонимании как своих собственных идеалов, так и идеалов своих противников.

Иначе, разумеется, и быть не могло. Самый лучший способ проверить какую-нибудь отвлеченную доктрину — это сделать из нее практические выводы и применения. Если их будет делать человек или недобросовестный, или лишенный здравого практического смысла, то он неизбежно придет к абсурдам, очевидным для всякого. Это и случилось с нашими русскими заграничными анархистами. Если же за это дело возьмется человек добросовестный или одаренный практическим смыслом, то он столь же неизбежно должен прийти к результатам, прямо противоречащим его фальшивой теории, к результатам, разоблачающим с конкретной ясностью всю ее лживость и нелепость.

Так именно случилось с бельгийскими и французскими анархистами. Брюссельская и женевская записки об организации общественных служб, исходя, по-видимому, из анархических начал, развивая анархическую программу, в конце концов пришли к выводам, совершенно уничтожающим их исходную точку зрения.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.