Партийно-интеллектуальная часть русской эмиграции

Таким образом, эмиграция переставала быть лишь способом физического выживания, она приобретала характер духовной миссии, которая заключалась в том, чтобы сохранить ценности и традиции русской культуры. Тем более, что русскую эмиграцию отличала необычайная концентрация культурных сил, вытесненных с исторической родины. В эмиграции оказались великие писатели XX века: И. Бунин, А. Ремизов, И. Шмелев. Высланы были философы: С. Булгаков, И. Ильин, Н. Бердяев, П. Вышеславцев, Г. Федотов, Н. Лосский.

Оказавшись в изгнании, многие политические деятели, ученые, литераторы сразу же включились в бурную жизнь Русского зарубежья. Они издавали свои газеты и журналы, на страницах которых публиковали научные статьи, заметки, письма, читали лекции в высших учебных заведениях. Русская эмиграция в своем стремлении стать «активным участником новой общественности» оказала существенное информационное влияние на весь европейский мир.

Быстрее всех попытались объединиться партийно-интеллектуальная часть русской эмиграции на основе обсуждения перспектив возрождения России. Все статьи общественно-политических эмигрантских изданий были проникнуты мыслью о России, о ее возрождении и будущем, т.е. соотнесением их авторов с оставленной Родиной. Для всех направлений политической эмиграции, кроме крайне правых, с первых же лет их пребывания за границей были характерны попытки трезвого осмысления причин случившегося, трансформации подходов, уточнения политических целей, средств и путей их достижения и отказа от «партийных распрей и разработки положительных программ действий. Стремление преодолеть претензию на «особую идеологию» в начале 20-х годов выразили значительные слои политической эмиграции.

Одной из основных забот русских теоретиков за рубежом был вопрос о том, чтобы после освобождения страны от Советов в ней воцарился подлинно демократический строй в приемлемой для всего народа форме. В «Учении о правосознании» И.А. Ильин отмечал, что демократический строй сам по себе представляет лишь форму власти и его ценность зависит от содержания, которое способно влиться в эту форму. Дееспособный политический народ, строя государство, должен осознать собственные потребности, и поняв их, произвести среди них отбор. В итоге будущая российская государственная форма должна определяться во взаимодействии двух основ – «объективной государственной цели и наличного в стране уровня правосознания».

Между тем в конце 20-х начале 30-х годов во внутренней политике Советского Союза произошли изменения, которые не могли остаться незамеченными даже скептически настроенным по поводу различных прогнозов зарубежьем. Речь идет о повороте в идеологическом осмыслении путей укрепления советского строя — о внедрении в общественное сознание идеи советского патриотизма и гражданственности, о возвращении в политический обиход понятия «Родина», иногда с добавлением «советская» или «социалистическая». Наиболее влиятельными в те годы среди эмигрантов было социал-демократическое крыло. Часть лидеров считала возможным естественную эволюцию большевизма в ходе внутрипартийных дискуссий, другие доказывали, что никакие обсуждения не смогут видоизменить диктаторский режим.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.