Революционное меньшинство, распавшись по отдельным, самостоятельно …

Революционное меньшинство, распавшись по отдельным, самостоятельно действующим общинам и городам, волей-неволей и почти неприметно для себя должно будет подчиняться местным влияниям, т. е. тому самому большинству, которое насквозь пропитано рутинными традициями, которое чувствует инстинктивное уважение к старине и, постоянно обращая свои взоры на прошлое, ищет в нем руководящих идеалов и образцов для настоящего.

Можно себе представить, как быстро и как удачно пойдет осуществление социалистических идеалов, если оно будет поставлено в зависимость от местных единичных желаний, от капризного произвола рутинного большинства! При самых благоприятных обстоятельствах оно будет двигаться черепашьим шагом, постоянно путаясь в напрасном желании примирить старое с новым, постоянно сворачивая с прямого логического пути общественных реформ в сторону исторических традиций. Некоторые, притом наиболее важные, вопросы народной жизни, например вопрос о семейных отношениях, по всей вероятности, останутся нетронутыми. Рутина оберегает эти отношения с особенным упорством, и изменить их в духе коммунистического идеала возможно лишь при том единственном условии, когда реформирующая власть будет стоять вне всяких местных влияний, вне всяких исторических традиций; отрицать эту очевидную истину могут только люди, лишенные всякого практического смысла. Не удивительно поэтому, что ее отрицают наши противники анархисты. Но вот что удивительно: рекомендуя для осуществления идей социальной революции такие пути, которые гораздо скорее могут привести к реставрированию старого, чем к утверждению нового, — пути, идя по которым, мы будем не приближаться, а постоянно удаляться от нашего идеала, — эти господа упрекают нас, зачем мы ввели в нашу программу слово постепенно. Вот упрек для нас поистине неожиданный. Как, они, истые представители самой постепенной постепеновщины, они, желающие подчинить революционную власть гнету исторических традиций и местных интересов, — они упрекают нас за то, что мы откровенно заявляем, что искоренить из исторического общества традиции личной собственности, вырвать с корнем принцип обмена, переустроить семейные отношения, перевоспитать людей, — что всего этого можно достигнуть лишь путем последовательных и постепенных реформ!

Если бы еще нас упрекали люди, слепо верующие в чудодейственную силу правительственных приказов, люди, наивно воображающие, что для проведения какого-нибудь теоретического начала в практическую жизнь достаточно только его декретировать, — о, тогда бы этот упрек был для нас понятен. Но нам его делают люди, не придающие никакого значения никаким декретам, исходящим от какой бы то ни было власти, люди, отрицающие всякое насильственное вмешательство развитого меньшинства в дело переустройки общественных и семейных отношений неразвитого большинства.

Возможно ли представить себе людей, более непоследовательных?.. Попробуйте, но я сомневаюсь, чтобы это было возможно.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.