Таким образом вы гоните черта в дверь, а он лезет в окно …

Таким образом вы гоните черта в дверь, а он лезет в окно. Но в дверь вы гоните черта сравнительно невинного (государственную власть), а в окно лезет черт действительно страшный. Государственная власть подчиняет себе лишь внешние обнаружения человеческой деятельности. Та же власть, которой вы хотите (если только вы ее хотите), подчиняет себе не только действия человека, но его внутренние убеждения, его самые сокровенные, интимные чувства, его ум, его волю, его сердце. Эта безусловно деспотическая, автократическая власть поистине чудовищна. Это — власть церкви, это та власть, при помощи которой иезуиты устраивали в Америке свои фантастические коммуны.

Неужели вы мечтаете о такой власти, неужели ею вы хотите облечь меньшинство? Но в таком случае какое право имеете вы обвинять нас в высокомерном отношении к народу? Ведь вы относитесь к нему еще хуже, еще высокомернее, вы относитесь к нему так, как относились благочестивые патеры-иезуиты к американским дикарям.

Где же ваша последовательность, ваша логика? Чтобы хоть сколько-нибудь спасти ее, вам нужно, отказываясь от власти государственной, отказаться от власти духовной, т. е. вы должны написать на вашем знамени пресловутый буржуазный принцип политической экономии и лавочнической морали: laissez faire, laissez aller — и затем с олимпийским величием взирать на послереволюционный хаос.

Другого выхода для вас не может быть; на другой день после революции вы должны выбрать одно из двух; или сидеть, сложа руки, в меланхолическом уединении, или добиваться влияния, силы, т. е. власти, т. е. того, от чего теперь вы открещиваетесь. Только обладая последней, вы будете способны что-нибудь сделать; без нее осудите себя на печальное и постыдное бездействие.

Некоторые из вас хотят, впрочем, найти какой-то примиряющий термин, какую-то золотую середину между полным безвластием и государственной властью. Они рассуждают приблизительно таким образом: после революции теперешнее   механически   сплоченное государственное тело распадется на свои составные единицы; каждая единица, каждая деревня, община, город станут самостоятельно управлять своими делами, устраивать свои отношения по взаимному согласию. Революционное меньшинство рассеется по всем этим мелким группам, постарается захватить в них власть (духовную или материальную) и будет таким образом постоянно руководить их деятельностью, направляя ее к осуществлению идеалов, наиболее соответствующих народным потребностям.

Таким образом, власть остается, но только она децентрализируется: вместо одного государства, вместо одного центра власти их явятся целые тысячи.

Что же выигрывает от этого компромисса теория анархистов? Ничего! Ее основной принцип будет нарушен и нарушен самым грубым образом: вместо безвластия установится многовластие — многовластие, из которого в силу неизбежной логики жизни само собою выработается единое федеративное государство.

Что же выигрывает революционное дело? Еще того менее. Чем более разобщена, чем более разрознена и децентрализирована власть, тем она консервативнее. Это азбучная истина государственных наук. Децентрализированная власть всегда находится и неизбежно должна находиться под гнетом местных влияний, местных обычаев, под гнетом исторически выработавшихся традиций. Потому она весьма пригодна для сохранения существующего status quo, но она совершенно не способна ни на какую революционно-реформаторскую деятельность. Революционное государство должно стремиться к обобщению местных интересов, к внесению в практическую рутину  единообразных руководящих начал.    Между   тем децентрализированная власть по самой природе своей должна противодействовать всякому единообразию, всякому подчинению частного общему, единичного целому; она всегда будет и должна быть антиреволюционной, в каких бы руках ни находилась.

И это-то антиреволюционное орудие предлагается для осуществления социальной революции! Добро бы предлагали сыщики или чиновники III Отделения, а то нет, сами же революционеры! Что за святая наивность или, выражаясь правильнее, что за возмутительное невежество!

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.