Неужели вы хотите для того только разбить двери народной темницы …

Неужели вы хотите для того только разбить двери народной темницы, чтобы потом бросить народ у ее порога, — народ, отвыкший от света, истомленный тюремной диетой, обессиленный оковами рабства? Неужели вы с равнодушным бессердечием отстранитесь от него в тот именно момент, когда он всего более будет нуждаться в вашей помощи и поддержке? Неужели вы решитесь сказать этому истомленному, истерзанному, облитому кровью мученику: «Теперь ты свободен, живи как знаешь, иди, куда хочешь»? Но он знает только одну жизнь — жизнь в тюрьме, ноги его давно уже отвыкли ходить, у него нет сил сдвинуться с темничного порога. Что он станет делать, куда он пойдет? Он вернется в свой могильный склеп. Этого ли хотите?

Нет, вы, конечно, оставляете право за меньшинством, сделавшим революцию, руководить большинством, не вполне сознавшим, чем и как следует заменить разрушенный, дореволюционный строй общественных отношений; вы не хотите, чтобы это меньшинство сошло со сцены, чтобы оно улетучилось тотчас после освобождения народа из-под гнетущего его ига, данной экономической и политической эксплуатации; вы согласны с тем, что оно должно принимать деятельное участие не только в разрушении старого, но и в создании нового. Прекрасно, но ведь степень его участия будет зависеть от степени того влияния, того авторитета, которым оно будет пользоваться на другой день после революции. Чем же может обусловливаться это влияние, этот авторитет?

Единственно только — силой. Чтобы иметь влияние, чтобы пользоваться авторитетом, меньшинство должно обладать силой. И первые будут тем значительнее, чем значительнее будет последняя. Это так же очевидно и неопровержимо, как и то, что дважды два — четыре.

Вы не можете с этим не согласиться.

Будьте же логичны, не играйте словами. Всякая сила есть власть, хотя не всякая власть — сила. Отсюда само собою следует, что если меньшинство для осуществления идеалов социальной революции должно обладать силой, то это значит, что оно должно иметь в своих руках власть. Очевидно также, что, чем могущественнее будет эта сила, т. е. власть, тем скорее и легче ему удастся провести в жизнь те идеалы, во имя которых оно борется.

Чем же обусловливается могущество власти?

О, на этот счет все и теоретики, и практики согласны между собою. Все они в один голос утверждают, что прочность и могущество власти зависят от совершенства ее организации. Совершенство же всякой организации обусловливается, с одной стороны, объединением, централизацией каждой ее отдельной функции, с другой — возможно большим дифференцированием этих функций.

Но власть, организованная таким образом, есть то, что принято называть государством, иными словами, государственная власть есть высший тип организованной власти, т. е. власти наиболее прочной и могущественной.

Чего вы так боитесь слова государство! Бояться слов — это признак детства. Ведь сущность-то его вы признаете, ведь вы признаете, что меньшинство должно обладать силой, т. е. властью. Государство же — это только одна из наиболее совершенных форм проявления власти, следовательно, оно составляет логически неизбежный вывод из ваших собственных посылок. Как можете вы избежать его, не впадая в явную непоследовательность, не оскорбляя самым грубым образом здравого человеческого смысла?

Вы скажете, быть может, что вы стоите за власть не материальную, а, так сказать, духовную, за власть, обусловливаемую нравственным влиянием. О, если это так, то вы или просто лицемерите, или же чересчур наивны.

Неужели вы серьезно думаете, что для того, чтобы пересоздать данные частные, семейные и общественные отношения, — отношения, сложившиеся веками и поддерживаемые всеми привычками, инстинктами и симпатиями людей, — что для того достаточно одного нравственного влияния? Одной духовной власти? Неужели вы воображаете, что сила убеждения больше значит, чем сила рутины?..

Да притом же всякая духовная власть всегда стремится и необходимо должна стремиться воплотиться во власть материальную; мало того, она даже немыслима без последней. Кто обладает душой человека, тот обладает и его телом. Это так же очевидно, как и любая из геометрических аксиом.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.