Это, как известно, понятие очень эластичное, способное вступать …

Это, как известно, понятие очень эластичное, способное вступать в сочетание с самыми разнообразными и нередко диаметрально противоположными человечески­ми представлениями.

Иногда с ним связывается представление о постоянном улучшении и усовершенствовании общественных отношений в той или другой сфере; иногда, напротив, представление о их постоянном ухудшении; а иногда под историческим прогрессом подразумевается простое движение, развитие общественных элементов в том или другом направлении, без всякого отношения к худшему или к лучшему. Сторонники двух последних взглядов называются обыкновенно отрицателями прогресса, сторонники первого — защитниками его.

Автор принадлежит к числу его защитников, к лагерю прогрессистов. Он верит в прогресс, он верит, что «истины в умах людей постоянно распространяются и укрепляются», а «справедливость расширяется в формах и процессах  жизни»  («К  русской социально-революционной молодежи», стр. 25). Он верит, что данный капиталистический строй общества фатально, неизбежно должен привести к торжеству «рабочего социализма» (см. «Вперед!», No 27).

Для каждого человека, верующего в прогресс, каковы бы ни были его представления о критерии прогресса, для каждого прогрессиста история человеческих обществ представляет постепенное и неуклонное осуществление его идеала о наилучшем порядке общежития; иными словами: он верует, что общество по мере развития постоянно совершенствуется. Потому прогрессист спокоен и самодоволен. Он знает, что все идет к лучшему, что сегодняшнее лучше, чем вчерашнее, а завтрашнее будет лучше, чем сегодняшнее; хотя он и допускает, что «торжественное шествие прогресса» иногда замедляется, останавливается, сворачивает со своего прямого пути, но он не сомневается, что, несмотря на все эти уклонения, замедления и остановки, в конце концов всегда прогресс должен выбраться на торную дорогу.

Как же должен прогрессист относиться к революции?

Очевидно, с его точки зрения, революция есть не более как одно из средств ускорить движение исторического прогресса. Она не должна изменять направление этого движения, она только расчищает ему путь, она не перестраивает заново общественного здания, она только улучшает его, приспособляет к потребностям его обитателей, подвигает вперед выполнение старого, исторически выработанного плана. Она — не противоположность прогресса, она только одна из его форм, один из его элементов; ее идеалы те же, которые стремится осуществить в жизни и исторический прогресс.

Все это говорит и автор в своем поучении к русской социально-революционной молодежи. Прекрасно. Но вот тут-то и является самый существенный вопрос: положим, революция есть один из элементов прогресса, но есть ли это элемент необходимый, в чем заключается его логическая неизбежность, его логическое оправдание?

Автор дает на этот вопрос следующий ответ: «Исторический прогресс, — говорит он, — заключается в распространении и укреплении истины в умах людей, в распространении справедливости в формах и процессах жизни. Первая половина его задачи неизбежно совершается мирным путем; но последняя (т. е. расширение справедливости), хотя, по-видимому, и могла бы совершаться мирно, в действительности же почти всегда требует более или менее элемента насилия» (стр. 25).

Почти всегда более или менее — все это очень условно и неопределенно. Но даже это условное и весьма сомнительное оправдание революции ничем не доказано. Почему расширение справедливости в «формах и процессе жизни требует почти всегда более или менее элемента насилия?» «Потому, — отвечает автор, — что так всегда было» (стр. 26). Но что же из этого? Из того, что так всегда было, вовсе еще не следует, что так всегда и будет, и еще меньше следует, что так всегда и быть должно. Не логичнее ли рассуждают те последовательные прогрессисты, которые ни надевают на себя маски революционеров?

Нисколько не отрицая того факта, что до сих пор большая часть справедливости, вошедшей в формы и процессы жизни, была «завоевана с боя», они утверждают, что революция есть во всяком случае явление ненормальное, болезненное и совсем не необходимое, что ее следует по возможности избегать. Для этого, говорят они, нужно, чтобы все истинные друзья человечества записались на службу мирному прогрессу. Пусть они подготовляют ему почву, расчищают дорогу; пусть они направят все свои усилия на распространение и укрепление истины в умах людей.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.