Затем в том же номере говорится, что на молодежи интеллигентных классов …

Затем в том же номере говорится, что на молодежи интеллигентных классов лежит обязанность «связать готовые элементы народной   политической   силы     в солидарное целое… помощью пропаганды требований рабочего социализма и помощью социально-революционной агитации». По-видимому, отсюда можно было бы заключить, что автор рекомендует молодежи действовать на народ одновременно обоими орудиями — и пропагандой, и агитацией. Но нет, это заключение опять-таки будет неверно: автор говорит не о народе en masse, а только о его уже готовых элементах. Весь ли народ представляет такой готовый элемент или нет? Иными словами, ко всему ли народу приложимы оба эти средства или только к некоторой его части? Если ко всему, то в таком случае, очевидно, нужно ждать, пока «результаты мировой мысли» не сообщатся всему народу. Если только к некоторой его части, то является другой вопрос: как велика должна быть эта часть?

В первом случае, т. е. если необходимо ждать, пока результаты мировой мысли не сообщатся всему народу, мы, по словам самого автора (см. No 21 и 26), должны будем уподобиться «идеалисту с ограниченным пониманием», верующему в возможность осуществления «утопической надежды».

Во втором случае, т. е. если достаточно, чтобы «результатами мировой мысли» прониклась некоторая лишь часть народа, мы, опять-таки по словам самого автора, рискуем вместо действительной революции произвести такую, которая в конце концов приведет «к выработке нового разделения классов, нового эксплуататорства и, следовательно, к воссозданию буржуазного общества в новой форме» (см. «Вперед!», No 27).

Как же нам быть? Как же нам выйти из этого заколдованного круга?

Шестой тезис: народную, социальную революцию может осуществить один только народ; задача же интеллигентного меньшинства, желающего освободить его, сводится лишь к тому, чтобы уверить его в этой возможности. Он (т. е. народ) истекает кровью, но в нем божественная сила, витийствует автор в своей брошюре (стр. 20), и могучие витязи (т. е. интеллигентное меньшинство), которые лезут на Голгофу спасать его, — сами микроскопические мошки перед ним. У него одного есть возможность свалить крест, к которому он пригвожден, свалить его социальной, народной революцией. Все, что могут сделать слабые творения, стоящие у подножия этого великого креста, это шепнуть ему: «Ты бог, ты властелин, вырви твой крест и раздави врагов! Ты можешь, ты должен сделать это!., твоего исторического креста мы вырвать не в силах»… Мученик (т. е. народ) будет продолжать висеть, пока не сознает сам, что он бог, пока не сойдет с креста сам и не раздавит этих витязей-червей (т. е. интеллигентное меньшинство) с Пилатами, Каиафами и всеми другими фарисеями, пока не установит сам своего царства, «ему же не будет конца».

Во «Вперед!» же тот же автор высказывает совершенно другие взгляды на отношения «витязей-червей» и «слабых творений» к народу-богу.

Оказывается, что этот народ-бог без «слабых творений» не может ровно ничего сделать для своего спасения.

Оказывается, что «слабые творения» должны взять на себя инициативу снятия его со креста, что и после снятия они должны предохранять его заботливой рукой от опасностей, ожидающих его внизу, что они обязаны наполнить его божественную голову «результатами мировой мысли» и что если они ничего этого не сделают, то народ-бог хотя и может, пожалуй, сойти со креста, но только для того, чтобы сейчас же повиснуть на другом.

«Народный взрыв (т. е. народное восстание), происшедший при недостаточном сознании опасностей, грозящих новому обществу, может иметь самые гибельные следствия для общего дела рабочего социализма… он поведет к местным бунтам, которые вредны как не имеющие никакого шанса на победу и ведущие, при их подавлении, лишь к деморализации остальных групп… и перераспределение имуществ, вместо их общности, неизбежно поведет к выработке нового разделения классов, нового эксплуататорства…» Потому на интеллигенции лежит:

1)     «Обязанность инициаторства в организации социально-революционных сил русского общества для подготовления и совершения переворота».

2)      «На ней лежит обязанность предотвратить опасности, грозящие русскому народу от недостаточной связи между его частями и от недостатка недоступного ему знания».

Тут, однако, является вопрос: «Обязанность предотвратить опасности, грозящие русскому народу…» и т. п. будет ли лежать на интеллигенции и после того, как переворот совершится, или же она лежит на ней в период, предшествующий революции, в период подготовительный?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.