Однако мы не можем расстаться с этим курьезным продуктом нашей …

Однако мы не можем расстаться с этим курьезным продуктом нашей революционной мысли, не упомянув еще об одном, без сомнения, самом комическом требовании русских анархистов.

Всякому, конечно, известно, что существуют такие наивные люди, которые серьезно убеждены, что социальная революция может быть осуществлена посредством бумажных декретов, которые верят, что если сегодня будет издан декрет, упраздняющий государство, церковь и семью, то назавтра ни от государства, ни от церкви, ни от семьи и следа никакого не останется. Анархисты относятся к этим бумажным революционерам с глубочайшим презрением. Судя по этому презрению, можно было бы думать, что сами они не имеют с ними ничего общего, что сами они хотят не бумажной, а настоящей революции. И что же, однако, оказывается? Оказывается, что они-то именно и хотят сделать революцию единственно посредством бумажек: «Ближайшим средством для этого (т. е. всеобщего разрушения) мы, божиею милостью община анархистов, считаем: истребление всех свидетельств ренты, собственности, ипотек, денежных знаков, концессий, брачных и других свидетельств, паспортов, метрик и всяких гербовых бумаг» (стр. 6).

Чем же они отличаются от бумажных революционеров? Только тем, что последние хотят все уничтожить, прибавя к числу обращающихся в обществе гербовых бумаг еще несколько, а анархисты хотят все уничтожить, спалив огнем всю гербовую бумагу. Но не та же ли это глупость, только под другим соусом?..

О, бедная русская революционная мысль, в какие непроходимые дебри самопротиворечий, нелепости и бессмыслиц ты забрела! Очнись, одумайся, стряхни с себя всю эту напускную глупость, выбирайся скорее из грязного и тинистого болота анархии на твердую почву, а то, пожалуй, ты увязнешь в нем по уши!

Впрочем, мы коснулись еще только самых невинных и безопасных областей этого болота. Произрастающие здесь глупости и бессмыслицы отличаются вообще крайней наивностью и добродушием. Видно, что они вылились, так сказать, прямо от сердца и что люди, их проповедующие, искренно веруют в их непреложную истинность… Потому они не возбуждают в вас никакого другого чувства, кроме разве сожаления. Вы созерцаете их как курьез и невольно говорите про себя: «Прости им, всемилосердный и всепрощающий здравый человеческий смысл, прости им, не ведают, что говорят!»

Но теперь нам предстоит углубиться в такие области анархии мысли, где глупость и бессмыслие теряют свой наивно добродушный характер, где они превращаются в преднамеренную софистику, в обдуманное шарлатанство. Это — области самые опасные: кто раз ступил на них ногой, тому уже трудно выкарабкаться; а между тем они так искусно замаскированы зеленью, что издали имеют даже привлекательный вид. Кажется, перед глазами вашими расстилается свежий, пахучий, зеленый луг. Но подойдите ближе, — и вас охватят со всех сторон болотные миазмы, и вы увидите, что прельщавшая вас зелень — болотная зелень.

Экскурсию эту мы отложим до следующего раза.

СТАТЬЯ ТРЕТЬЯ

Я предыдущих статьях мы разобрали profession de foi двух фракций заграничных анархистов. Мы видели, что советы и поучения, преподаваемые ими русской революционной молодежи, не отличаются ни определенностью, ни последовательностью. Однако эта неопределенность и непоследовательность может показаться верхом определенности и последовательности сравнительно с profession de foi третьей заграничной фракции, органом которой является журнал «Вперед!». Относительно двух первых мы можем по крайней мере составить себе хоть какое-нибудь более или менее отчетливое представление; мы можем хотя отчасти воспроизвести некоторые характеристические черты их физиономии; мы можем хотя приблизительно определить, чего они хотят. Они хотят анархии. Правда, они не понимают, что такое анархия, но все-таки у них есть хоть слово, за которое они держатся, которое их объединяет, которое красуется на их знамени, которое им дорого. У представителей третьей фракции и этого даже нет. У них каждое слово — двусмыслица, каждое положение — загадка; они в одно и то же время и утверждают и отрицают, и подстрекают и обезоруживают; все их понятия представляют какой-то эклектический хаос, вся их программа сводится к трескучей фразеологии, лишенной всякого определенного смысла. Чего они хотят, за что они стоят, что они предлагают, какое место они занимают в нашей революционной партии, чем они отличаются от одних, в чем сходятся с другими, — ничего нельзя понять. Все сколько-нибудь определившиеся революционные кружки сторонятся от них. Относительно их революционного катехизиса существуют самые разноречивые мнения; в одном только все согласны, что этот катехизис соткан из противоречий. И действительно, кто хочет опровергать их, тому нет надобности искать аргументов где-нибудь вне сферы их собственных мыслей. Достаточно только сопоставить их мнения для того, чтобы уничтожить их. Это может показаться до того невероятным, что люди, незнакомые с продуктами мыслей этих господ, упрекнут нас, пожалуй, в злонамеренной утрировке. Но в сущности мы ничего не утрируем, и читатель сам сейчас убедится в этом.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.