Напротив, организация, рекомендуемая революционерами-утопистами …

Напротив, организация, рекомендуемая революционерами-утопистами,  организация, отвергающая всякую подчиненность, централизацию и признающая лишь федеративную связь между автономными, самостоятельно действующими революционными группами, — такая организация не удовлетворяет ни одному из требований боевой организации. Она не способна к быстрым и решительным действиям, она открывает широкое поприще для взаимной вражды, пререканий, для всякого рода колебаний и компромиссов, она постоянно связана в своих движениях, она не может со строгой последовательностью держаться одного какого-нибудь общего плана, в ее деятельности никогда не может быть ни стройности, ни гармонии, ни единства.

Не будучи боевой, она вследствие этого не может быть революционной. Мало того, она антиреволюционна по своему основному принципу, чисто буржуазному, принципу индивидуализма, ставящему личное выше общего, единичное выше целого, эгоизм выше самоотвержения. Противоречащая основному принципу революционной нравственности и совершенно непригодная для революционной борьбы, эта организация не удовлетворяет и самому элементарному требованию всякого так называемого противозаконного общества. Она не может и по характеру своему не должна быть вполне и безусловно тайной.

Следовательно, у нас в России ее существование возможно лишь в том случае, когда она будет преследовать цели не только мирные и легальные (при таком условии она может существовать лишь в государствах конституционных),  но консервативные, реакционные, вроде, например, распространения книг Священного писания, изданий товарищества

«Общественной пользы» и т. п.

Сгруппировавшись в боевую организацию и сделав основной ее задачей захват политической власти, революционеры, не упуская из виду цели заговора, не должны ни на минуту забывать, что удачное достижение этой цели неосуществимо без прямой или косвенной поддержки народа.

Отсюда, деятельность революционной партии и до насильственного переворота должна иметь такой же двойственный характер, какой она будет иметь (как мы уже сказали выше) после переворота. С одной стороны, она должна подготовлять захват власти наверху, с другой — народный бунт внизу. Чем теснее будут связаны обе эти деятельности, тем скорее и удачнее каждая из них достигнет своей дели. Местный народный бунт, не сопровождающийся одновременным нападением на центр власти, не имеет никаких шансов на успех, точно так же нападение на центр власти и захват ее в революционные руки, не сопровождающийся народным бунтом (хотя бы и местным), лишь при крайне благоприятных обстоятельствах может привести к каким-нибудь положительным, прочным результатам.

Революционная партия никогда не должна терять этого из виду, она должна избегать всякой исключительности и односторонности в выборе средств, ведущих к осуществлению ближайшей цели революции. Только тогда она будет в состоянии добиться того, чего желает; только тогда ее организация может обхватить все теперь разрозненные революционные силы и указать каждой силе деятельность, наиболее соответствующую ее средствам, наиболее отвечающую ее наклонностям и общественному положению. Успех революционного дела в значительной степени зависит от правильного распределения разнообразных революционных функций между членами революционной партии. Каждый революционер должен браться лишь за такую работу, которая ему по силам. Потому мы находим совершенно нецелесообразным приурочивать всех революционеров к одной и той же деятельности. Если нелепо утверждать, что революционеры должны исключительно заниматься подготовлением политического переворота, то так же нелепо настаивать на необходимости — всем «идти в народ».

Такова наша исходная точка зрения на вопрос об организации и деятельности революционной партии. Задача нашего журнала будет состоять в ее дальнейшем, более всестороннем и детальном развитии и уяснении. Главные материалы для такого развития и уяснения мы будем черпать из нашей русской жизни; эти условия настолько своеобразны, что они создают для русской революционной партии совершенно особое положение в ряду революционных партий Западной Европы, ставят ее более или менее в исключительные отношения к народу, обществу и государству. Видеть в этих отношениях полную аналогию с отношениями, существующими на Западе (как это делают некоторые), — значит не понимать того радикального различия, которое существует между экономическими и политическими условиями общества, только что начинающего делать первые шаги по дороге буржуазного прогресса, и обществом, достигшим высшей, кульминационной точки этого прогресса.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.