Но представьте же теперь себе, какое разнообразие …

Но представьте же теперь себе, какое разнообразие в дифференцировании и интегрировании частиц материи должно получиться, если на нее действует не одна определенная сила, как в нашем примере, а множество сил, одна другую осложняющих, одна другую видоизменяющих, как это и имеет место в действительности. Очевидно, что процесс дифференцирования и интегрирования, раз начавшись при таких условиях, будет продолжаться непрерывно, создавая все новые и новые формы организмов, начиная с какой-нибудь корненожки и до высших типов млекопитающих. Каждая прибавка нового внешнего деятеля (вследствие тех или других изменений астрономических, геологических и климатических условий) к совокупности прежних будет постоянно видоизменять прежний тип органической формы, производя новое дифференцирование и интегрирование его составных частей; организм, приспособленный таким образом к новым условиям, в свою очередь окажет видоизменяющее влияние и т. д. и т. д. до тех пор, пока вследствие каких-нибудь изменившихся астрономических условий частички органической материи снова придут в те устойчивые сочетания, из которых когда-то их вывела высокая температура нашей планеты, и тогда на охладевшей земле прекратится жизнь, т. е. это вечное дифференцирование и интегрирование частиц материи,

VII

Разбирая разнообразие внешних деятелей органического процесса, мы безразлично употребляли слова «органическая материя» и «органическая форма», потому, очень может быть, что в уме читателя возникает вопрос: не было ли это с нашей стороны некоторым скачком, некоторым произвольным смешением понятий с целью сгладить ту, по-видимому, пропасть, которая отделяет мир мертвой материи от мира живых форм. В самом деле, мы до сих пор еще имели дело только с массой материи, с агрегатами неустойчивых соединений, с движением, передвижением, дифференцированием и интегрированием сложных атомов, — но что же такое органическая форма или, точнее, что такое этот организированный, обособленный индивид, эта живая особь, которая стоит на рубеже органического и неорганического мира?

Что такое особь — это вопрос, на который, как справедливо замечает в одном месте Спенсер, по мнению многих читателей, очень легко дать ответ. А между тем это один из самых сложных вопросов, до сих пор еще удовлетворительно не разрешенный наукой. Ботаники, например, все еще не могут согласиться, как следует смотреть на многоосное растение — на дерево с его множеством ветвей и побегов: как на единичную особь или как на совокупность многих особей. Но другие ботаники идут еще далее и даже в одноосном растении не хотят видеть самостоятельной особи и признают за такую только растения, состоящие из одной растительной клеточки и т. п. Животное царство представляет еще большие трудности. У составных гидровых полипов выпочковавшиеся детеныши продолжают оставаться в непрерывной связи со своим родичем, так что постепенно от одного родича образуется целая куча полипов, имеющих общий пищевой проход, хотя все-таки, несмотря на эту общность желудка, у каждого полипа есть свой отдельный рот и щупальца. Можно ли считать этих полипов за отдельные особи? Или нужно весь полипняк признать за одну индивидуальность? Иногда один или несколько полипов превращаются в плавательный аппарат, который движется в воде, таща за собой весь полипняк. Таким образом, колония полипов кроме общего желудка получает в этом случае и общий двигательный аппарат. У других животных, например у некоторых из аспидовых моллюсков, община до такой степени слилась с индивидуальностью своих членов, что группа животных представляет вид одного сплошного шара, снабженного только несколькими ртами и желудками.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.