Но мало того, что образованные люди к этому …

Но мало того, что образованные люди к этому подготовлены, справедливее сказать что они чувствуют в этом положительную потребность: такое объяснение является теперь одним из неустранимых логических требований человеческого ума в его современном развитии. Потому каждый научный факт, каждое научное обобщение, которое отвечает этому логическому требованию ума, этой живой потребности мыслящих людей, всегда может рассчитывать на радостный прием и заслуженное одобрение. К числу этого рода фактов, безусловно, следует отнести философию биологии Герберта Спенсера, замечательную по богатству и широте своих обобщений. Герберт Спенсер не самостоятельный исследователь, не открыватель новых истин в области биологии, он только искусно пользуется уже более или менее известными фактами, группирует до него сделанные обобщения и, подводя их к общим началам своей, дедуктивно выведенной теории прогресса, сводит все разнообразие явлений органического мира к механическому закону движения.

Уже по одному этому его обобщения должны возбуждать живой интерес в массах мыслящих людей, и потому мы думаем, что будет не совсем бесполезно познакомить с ними в возможно простейшей форме ту часть публики, которая почему-либо не расположена ознакомливаться с ними из первых рук. Нужно заметить     при этом,    что философско-биологические обобщения Спенсера в той форме, в какой они изложены в «Основных началах» и в «Основаниях биологии», по собственному сознанию автора, могут подать повод к недоразумениям и ложным толкованиям. И действительно, в свое время они возбудили весьма оригинальные (чтобы не сказать более) недоразумения в английской и американской литературе. Критики обвиняли Спенсера, с одной стороны, в невозможных научных архаизмах (вроде, например, допущения «жизненного начала», «врожденных стремлений» и т. п.), с другой — укоряли его в материализме. Если первое из этих обвинений еще можно объяснить непониманием, то второе, как справедливо замечает Спенсер, только свидетельствует об их недобросовестности.

В самом деле, недостаточно быть только тупым, нужно быть крайне недобросовестным, чтобы от механического объяснения органического мира заключать к материалистическому миросозерцанию вообще автора. Если последнее неизбежно требует первого, то этого никак нельзя сказать наоборот: механическое объяснение органического мира легко мыслимо без материалистического миросозерцания вообще. Спенсер совсем не материалист — это должно быть очевидно для всякого, кто, хотя поверхностно, знаком с общими принципами его философии. В доказательство достаточно привести несколько выдержек из того отрывка, на который он сам указывает одному из своих критиков (критику «North-American Review») и который взят им был из его «Основных начал». «Сила, — говорит автор «Оснований биологии», — природа которой останется навсегда непонятной и пределов которой во времени и пространстве нельзя себе представить, производит в нас известные действия. Эти действия имеют известные родовые сходства, из которых наиболее общие мы группируем под именами Материи, Движения и Силы; между этими действиями существуют сходства связи, наиболее постоянные из которых мы относим к высшей степени достоверным законам. Анализ приводит эти различные роды действия к одному роду действия и эти различные роды единообразия к одному роду единообразия.

Высшая цель Науки есть истолкование явлений всякого порядка в смысле различно обусловленных проявлений этого одного рода действия при различно обусловленных видах этого одного рода единообразия. Но когда Наука и сделает это, то она не больше как только осистематизирует наш опыт и нисколько не расширит пределов [нашего опыта]. Мы не больше прежнего будем в состоянии разрешить вопрос, действительно ли единообразия так абсолютно необходимы, как они сделались относительно необходимы для пашой мысли. Высшая возможность, какой мы можем достигнуть, есть истолкование процесса вещей так, как он представляется нашему ограниченному сознанию; но как этот процесс относится к действительному процессу, мы не в состоянии понять, еще менее [в состоянии] узнать». «Истолкование всех явлений в терминах Материи, Движения и Силы есть [ничто более], как приведение наших сложных символов мысли к простейшим символам, и если б уравнение дошло до своих самых низших терминов, то символы останутся все-таки символами.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.