Чем более специализируются предметы исследования …

Чем более специализируются предметы исследования, тем основательнее они изучаются, а чем основательнее они изучаются, тем очевиднее становятся их сходственные признаки, их общие законы. Правда, в настоящее время широкие обобщения еще довольно затруднительны и «системы мира» не могут изготовляться с той легкостью и быстротой, с какой это делалось в предшествующие века. Но причину этого следует искать не в слишком большой, как думает большинство не только метафизиков, но и людей совершенно противоположного им лагеря, а в слишком малой специализации современных наук.

Не чрезмерная масса подробностей мешает обобщать явления, а, напротив, — все еще весьма чувствительный недостаток этих подробностей. Напрасно рутинные метафизики, или поверхностные мыслители, или мнимые позитивисты торопят человеческий ум с обобщениями. Он переживает теперь совершенно законный и неизбежный период в истории своего логического развития — период специализации, период научного (опытного) знакомства с частными явлениями окружающей природы, наступивший за предшествующим периодом — эмпирического знакомства, когда простое наблюдение (а не опыт) казалось высшим орудием исследования. В этот первобытный, эоценовый период человеческой мысли обобщать предметы было легко, так как простое, не вооруженное техническими средствами наблюдение знакомило с ними очень поверхностно, освещало их только полусветом знания; в потемках же, как говорится, все кошки кажутся серыми. Только с улучшением орудий и методов (последнее, впрочем, едва ли не зависело от первого) исследования этот период легких обобщений — период поэзии в науке незаметно перешел в период специализации, который, без сомнения, окончится в свою очередь периодом обобщений еще более легких и широких, чем был первый период. Начальный и конечный термины истории развития человеческих знаний будут совершенно тождественны по своему характеру, хотя и различны по своим результатам. Когда наступит этот последний период истории человеческих знаний, конечно, этого нельзя теперь предвидеть.

Однако если взять во внимание быстрый прогресс человеческих знаний в последнее время, если допустить весьма вероятную возможность новых усовершенствований и открытий в области технических орудий человеческого опыта и наблюдения, которые позволят человеку непосредственно наблюдать то, что теперь так же мало доступно его наблюдению, как было мало доступно наблюдение над небесными телами до открытия телескопа или над миром микроскопических форм органического царства до открытия микроскопа, если, говорим мы, принять все это во внимание, — то едва ли можно думать, будто этот период слишком еще далек. Уже и теперь значительное количество явлений, недавно еще казавшихся непонятными или крайне сложными, сводится к простому и понятному механическому закону движения. Свет, теплота, электричество (и едва ли нельзя сказать теперь того же и о нервной силе) — все это признается теперь только различными способами движения; большая часть явлений, производимых ими, объясняется механическим способом; молекулярные действия всякого рода признаются результатами простого молекулярного движения частиц. После великих открытий и обобщений Коперника, Галилея, Кеплера, Ньютона, и в особенности теории мироздания Лапласа, умы мыслящих людей вполне подготовлены к механическому объяснению всех разнообразных явлений окружающей нас природы, всей ее жизни, начиная от самых низших и до самых высших форм ее проявления.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.