Нет, увлекаются народы …

Нет, увлекаются народы, Идут неправильной стезей, Бегут за призраком свободы, За неосмысленной мечтой!

Нет, освященная веками, Всевышним данная нам власть, Пред непокорными рабами Она ужели может пасть!

А между тем огонь священный Все раздувается сильней, И уж на север отдаленный Блеснул он искрою своей!

И там началось пробужденье — Святой свободы смелый клич, Всеобщий клич — клич избавленья И там нашел себе отклик!

И короли в недоуменьи, Не знают, что теперь начать, Прошло к толпе презренье, Ее уж стали уважать!

Пусть пред волею народной Теперь склоняются цари,

И против воли клик свободный За всеми вторят и они.

А тайно яд приготовляют, Впотьмах кинжал точить спешат, Того убьют, тех подкупают, А там оковы золотят!

Ужель поддашься ты обману, Не раз обманутый народ? Ужель оставишь трон тирану, А сам наденешь кандалы?

Ужели мало было испытанья? Ужели мало ты страдал? Ужели спит в тебе сознанье? Иди вперед! Ведь ты уж встал!

Иди, разбей свои кумиры, Взгляни — пора открыть глаза, — Они достойны ли порфиры, Достойны ль царского венца?

14 ДЕКАБРЯ 1861 г. ПАМЯТИ МИХАЙЛОВА

Еще одним их меньше стало, Убыл еще из их кружка!.. На этот раз судьба избрала Свободы лучшего бойца. Закинутый в краю далеком, И там окованный, в цепях, Быть может, сгибнет одиноко В сырых и мрачных рудниках! За что?.. За то ль, что он свободно Восстал за угнетенных кровь, Что отозвался благородно На стоны страждущих рабов? За то ль, что был он «человеком» Среди рабов и палачей, Смеющихся над нашим веком

И пляшущих под звук цепей! За то ль, что вопль меньших братий В нем сердце кровью обливал И что невольные проклятья За них тиранам посылал! Какая радость, ликованье, Закон продажный «подведен»,

На муки, на изгнанье Несчастный брат наш осужден! У нас, как прежде у евреев Свели спасителя к кресту, Что обличал он фарисеев, Ведут к позорному столбу Для площадного поруганья Подкупленных, продажных слуг Того, кто «сильных» за тиранью Смел обличать свободно, вслух.

Лишь только слово искупленья Коснется чутких их ушей, Кричат тираны в исступленьи: «В Сибирь его, оков, цепей!» Но не умрет живое слово, Его цепями не сковать! Оно воскреснет снова! И будет снова волновать Рабов желанием свободы. Его услышат с рудников

И встанут мощные народы И отомстят за эту кровь!

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.