Но вместе с этим они столь же открыто и еще настойчивее …

Но вместе с этим они столь же открыто и еще настойчивее защищают необходимость не только сохранения и поддержания человеческой индивидуальности на той ступени развития, которой она достигла у избранного меньшинства, но и дальнейшего ее развития в том же направлении. Эту последнюю необходимость в сущности считают гораздо важнее первой, потому что в их формуле прогресса- на первом плане стоит «развитие человеческой личности». Равномерность же развития даже и не входит в эту формулу, и она получает в их глазах значение только и столько, поскольку «может доставить вероятность прочности индивидуальному развитию избранных». Многие даже и совсем ничего не говорят об этой равномерности, твердо веруя, что как только накопится поболее доброкачественной соли земли, то все на земле устроится наилучшим образом. Ни один исторический факт не оправдывает этой веры, нигде и никогда с умножением земной соли не умножалось земное благополучие (большинства), но земная соль все-таки не перестает верить в свою чудодейственную силу, не перестает твердить, что только от ее самосохранения и преумножения зависит прогресс человечества.

Но так как преуспеяние и развитие этой земной соли тесно связано с сохранением данных, исторически выработанных основ современного общества, а следовательно, с сохранением существующей неравномерности в распределении материальных, умственных и нравственных благ, то так называемые прогрессивные партии неизбежно должны путаться в самопротиворечиях: будучи консервативными по существу и прогрессивными по виду, они вынуждены прибегать к неопределенным девизами прикрывать свою внутреннюю бессодержательность общими местами. Отсюда — разнообразие их девизов и субъективный, чисто формальный характер тех терминов, в которых они определяют критерий прогресса. Эти термины более или менее общеизвестны: развитие, свобода, истина, справедливость и т. п. Но за этими бессодержательными терминами всегда скрыт критерий, имеющий объективный характер. Все эти партии согласны в одном: что они соль земли и что так как движение исторически выработавшихся общественных отношений постоянно увеличивает и улучшает эту соль, то, следовательно, оно прогрессивно, т. е. одно из направлений этого движения берется за критерий прогресса. Но вместе с тем историческое движение обнаруживает постоянное стремление увеличить неравномерность в распределении индивидуального развития.

Оба этих стремления (стремление к возвышению уровня индивидуальности и стремление к неравномерному распределению индивидуального развития) логически связаны между собой. Если бы так называемые прогрессивные партии решились бы быть столь же последовательны, как консервативные, то они ничем бы существенным и не отличались от этих последних; последние тоже, как всем известно, часто пишут на своих знаменах те же слова: развитие, справедливость, истина и т. п. Только у консервативных партий с этими словами всегда соединяются весьма определенные представления — именно представления о необходимости ненарушимого сохранения всего существующего, по крайней мере в его главных и основных чертах. У прогрессивных же партий с представлением о необходимости сохранения одной из существенных тенденций исторического status quo связывается еще представление о необходимости устранить, ослабить или даже совсем уничтожить другую столь же существенную тенденцию этого status quo. Противоречие между обоими этими желаниями заставляет их или выражать свою формулу прогресса неопределенными и ничего не объясняющими словами (как это делает вышеприведенная формула), или прямо отказаться от всякого общего формулирования своего девиза и взамен того рекомендовать критику. Так и поступает автор «Исторических писем». Разобрав главнейшие девизы, пишущиеся обыкновенно на знаменах так называемых прогрессивных партий, он приходит к тому убеждению, что «ни один из них сам по себе не есть выражение прогресса» (стр. 243).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.