Этот факт еще раз подтверждает, что процесс …

Этот факт еще раз подтверждает, что процесс исторического движения не может быть отождествляем с процессом органического движения, что первое не имеет постоянного, однообразного направления и, взятое само по себе, не должно мыслиться ни как прогрессивное, ни как регрессивное. Следовательно, не в нем мы должны искать объективного критерия для оценки исторических фактов, а где-то вне его. Но где же?

Мы разобрали два случая, две гипотезы, при которых мыслим объективный критерий. Мы видели, что он мыслим при отождествлении понятия общества с понятием организма и при отождествлении характера исторического движения с характером движения органического. Существование обеих этих гипотез ясно показывает, как сильна в человеческом уме потребность сделать подобный критерий мыслимым для себя. Однако анализ их превращает самые эти гипотезы в нечто логически немыслимое. Следовательно, если объективный критерий мыслим только при немыслимых условиях, то, значит, в действительности он не может существовать. Таким образом, поставленный выше вопрос: возможен ли объективный критерий для оценки исторических событий — решается, по-видимому, отрицательно. Но, вникнув глубже во все сказанное нами выше о составных элементах понятия прогресса, легко видеть, что объективный критерий исторического процесса мыслим еще и при другом условии, которое в свою очередь уже не заключает в себе ничего немыслимого.

IV

Мы уже сказали выше, что в полное понятие прогресса входят три представления: о движении, о направлении движения и о цели движения, но что и двух из них бывает обыкновенно достаточно для того, чтобы вызвать его в нашем уме. Так, если дано движение и если это движение постоянно следует в одном и том же непрерывном направлении, то мы рассматриваем это движение как прогрессивное. На таких двух представлениях, как мы видели, построено наше понятие о прогрессе в природе. Сперва человек гипотетически вводил в него и представление о цели, но когда он должен был, наконец, сознаться самому себе, что цели природы не могут быть ему известны, он просто отождествил понятие цели с понятием направления движения. Но если вместо двух первых элементов понятия прогресса мы возьмем два крайние — представления о движении и цели, то вызовут ли они в нашем уме идею прогресса? Иными словами, если нам дано известное движение, не имеющее никакого определенного направления, но если мы знаем, к осуществлению какой цели должно стремиться это движение, то можем ли мы составить себе понятие о прогрессе этого движения и каков будет критерий этого прогресса? Очевидно, не только можем, но всегда и составим, очевидно также, что критерий этого прогресса будет совершенно объективен, что это будет данная цель движения. Если перед нами развертывается деятельность какого-нибудь человека, относительно которой мы знаем, что она должна была стремиться к осуществлению такой-то цели, то мы всегда рассматриваем эту деятельность или как прогрессивную (в том случае, когда она воплощала в себе это стремление), или как регрессивную (в том случае, когда она его в себе не воплощала). Хотя нам неизвестно направление данного движения, но нам известно, каким оно должно быть, нам известно, что движение должно быть прогрессивно, нам известен критерий этого прогресса, и мы прилагаем этот критерий к оценке данного эмпирического движения. Следовательно, если процесс социального движения не представляет никакого определенного направления, но если мы знаем, какова должна быть его цель и, следовательно, направление, то мы не можем логически не применять к нему идеи прогресса и не оценивать его с точки зрения этого прогресса.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.