Это чудо произвела машина …

Это чудо произвела машина. Машина берет на себя всю трудную техническую, специальную часть работы; человеку же она оставляет ту часть, которая не требует почти никакой специальной подготовки, которая отличается простотой и несложностью, которую можно весьма удовлетворительно исполнить, не посвящая долгие годы на ее изучение, не приноравливаясь к ней всю свою жизнь. Искусство и сноровка, которых она требует от рабочего, так незначительны, что достаточно в большинстве случаев нескольких недель для приобретения их. Чем совершеннее машина, тем большее количество специальных работ она исполняет, и, следовательно, тем более упрощается и обобщается труд рабочих: приспособление их к тому или к другому специальному ремеслу становится излишним; корпорации, цехи и т. д., основывавшиеся на специализации труда, стираются, уничтожаются; специальные рабочие смешиваются в общую массу «фабричных».

Общие условия труда порождают общность жизни, понятий, привычек и способностей. Таким образом, рабочее сословие, доведшее дифференцирование труда в мануфактурный период промышленности до высочайшей степени, в период фабричного производства снова превращается в сплошной, недифференцированный (или по крайней мере дифференцированный весьма слабо) общественный элемент. Но этого мало, — облегчая в высокой степени физическую работу, машина стремится разрушить и ту китайскую стену, которая до нее разделяла физический труд от умственного. Правда, это стремление парализируется особыми условиями данных экономических отношений. Но, рассуждая теоретически, нельзя отвергать, что с упрощением и облегчением физического труда открывается возможность объединения в одном лице двух теперь резко дифференцированных деятельностей: деятельности преимущественно умственной и преимущественно физической. Разделение членов общества на два класса деятелей — мыслителей и ремесленников теряет свой raison d’etre. На практике, конечно, оно может существовать очень долго и даже всегда, но оно уже не составляет теперь той логической необходимости, какой являлось прежде, до введения машинного производства.

Но если машина обобщает ремесленный труд и делает возможным соединение физического труда с умственным, то, с другой стороны, изгнание схоластических методов из умозрительных наук и применение к ним индуктивных методов естествознания, обобщая метод различных наук, тем самым обобщает и различные отрасли умственной, научной деятельности. Очевидно, если к разнообразным областям человеческих знаний прилагаются теперь методы, более или менее сходственные между собой (по крайней мере в общих своих признаках), то умственные занятия, научные исследования уже не могут требовать той специализации умственных способностей и привычек, которую они требовали при радикальном различии методов. Чтобы быть в настоящее время хорошим философом, нужно усвоить себе почти те же умственные привычки, какие нужны и для хорошего естествоиспытателя. Точно так же и наоборот. Как машина обобщает физический труд, так одинаковость приемов при разработке разнообразных областей человеческого знания обобщает умственный труд. И то и другое ведет, так сказать, к обобщению умственных способностей людей.

Таким образом, с одной стороны, машина, с другой — введение более или менее однообразных приемов и методов исследования в различные отрасли человеческих знаний изменили или по крайней мере положили начало изменению направления социального движения.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.