Но для того чтобы это направление могло …

Но для того чтобы это направление могло быть принято за критерий исторического развития общественной жизни — социального прогресса, — для этого нужно еще доказать, что вместе с умственным развитием человека идет параллельно и усовершенствование общественных форм. В противном случае мы не имеем ни малейшего права принимать этот критерий за критерий общественного прогресса: это значило бы смешать процесс чисто органический с процессом общественно-историческим, процесс развития некоторой органической формы — homo — с процессом развития некоторой неорганической, социальной формы.

Однако хотя и много говорили и говорят о тесной зависимости, будто бы существующей между усовершенствованием ума и усовершенствованием общежития, но факты этого ничуть не подтверждают, да притом же, что такое усовершенствование общежития? Это понятие для нас еще совершенно субъективно, потому что мы не нашли еще никакого объективного критерия для оценки совершенств и несовершенств общественных форм. В последнее время, как мы уже упоминали выше, Герберт Спенсер сделал попытку указать на тождественность направлений движения как органического, так и исторического процесса. В движении органического процесса он усмотрел постоянное стремление к дифференцированию и интегрированию частей индивидуального целого, в движении исторического процесса — постоянное стремление к дифференцированию и интегрированию частей коллективного целого.

И тот и другой процесс, по-видимому, почти в одинаковой степени обусловливаются этим дифференцированием; оба они начинаются с его начала. Общество начинается, говоря исторически, с первым разделением человеческого труда, как организм с первым дифференцированием частиц органической материи на внутренние и внешние. По мере развития органической формы усиливается дифференцирование частиц, разнородно обусловленных, и интегрирование однородных. Точно так же по мере развития общества усиливается разделение труда, интегрирование индивидов, занятых одной и той же работой, в обособленные группы и вследствие этого — дифференцирование общества на классы, корпорации, цехи и т. п. Аналогия поразительная, и она не только подкрепляется фактами а posteriori, но, по-видимому, совершенно очевидна и a priori. Как логически немыслим органический прогресс без дифференцирования частиц органической материи, так точно логически немыслим социальный прогресс без разделения труда.

И если бы Спенсер выставил эту аналогию лет сто тому назад, тогда наука ничего не могла бы против нее возразить; она должна бы была согласиться, что указанное им направление от однородного к разнородному столь же справедливо относительно исторического движения, как и относительно органического; и она должна бы была признать это направление критерием прогрессивности обоих движений. История получила бы тогда критерий совершенно объективный. Но случилось так, что Спенсер высказал свою теорию не в первой половине прошлого, а во второй половине нынешнего века, и теория эта уже не может выдержать критики. Направление исторического движения изменилось; теперь мы замечаем в нем, напротив, стремление от разнородного к однородному; труд перестает специализироваться и начинает все более и более обобщаться, различные общественные группы, дифференцировавшиеся под влиянием постоянно возраставшей специализации труда, с устранением этой специализации сглаживаются и сливаются в одну общую массу. Что произвело это странное чудо — чудо, в самую возможность которого едва ли кто-нибудь поверил бы лет 100, 150 тому назад?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.