Однако, как ни ошибочно и даже …

Однако, как ни ошибочно и даже, — чтобы выразиться вполне точно, — как ни «бессмысленно» отождествление общества с организмом, но для вопроса, нас занимающего, оно в высокой степени многозначительно.

Оно еще раз показывает, как сильна в человеческом уме потребность иметь точный, определенный, объективный критерий для оценки прогресса; как трудно ему без такого критерия представить себе это понятие. Ради удовлетворения этой потребности он готов обмануть себя призрачными аналогиями и софистически подделать понятие общества под понятие индивидуального организма. Нечего и говорить, что при подобной подделке объективный критерий социального прогресса вполне мыслим. Но эта подделка не может быть оправдана ни a priori, ни — и еще более — а posteriori. Отказываясь от нее, должны ли мы отказаться и от искания этого объективного критерия?

История человеческого общежития, как и история развития органической природы, есть некоторое движение. Если бы это движение представляло столь же однообразное, неизменное направление, как и движение органического процесса, то мы могли бы и для прогресса в истории найти такой же критерий, какой нашли для прогресса в природе. Этот критерий был бы не совсем точен, потому что и здесь нам пришлось бы направление отождествить с целью, но он был бы совершенно объективен. Такого именно критерия и ищет большинство философов и историков; такой именно критерий имеет в виду и публика, когда она произносит свое суждение над той или другой теорией исторического прогресса. Ошибка философов, историков и публики состоит в этом случае в том, что все они принимают a priori необходимость однообразного, неизменного, постоянного направления в движении исторического прогресса, иными словами, что они отождествляют характер этого движения с характером движения органического и неорганического процессов. Приступая с этой предвзятой (хотя часто и несознаваемой) мыслью к изучению исторического процесса, они, естественно, должны обращать все свое внимание только на те явления, которые служат к оправданию и подтверждению этого гипотетического воззрения. Потом, опираясь на эти же самые явления, они доказывают то, что уже ранее предполагалось доказанным, — неизменную правильность и единство направления в историческом движении. Таким образом, они совершают ту ошибку, которая известна в логике под именем petitio principii. При этом тот факт, что почти каждый исследователь выставляет свой критерий и что этот критерий часто не только не имеет ничего общего, но даже прямо противоположен критериям других исследователей, ясно доказывает, что предположенного единства в направлении не существует в действительности. Если бы оно существовало, то все исследователи мыслили бы его одинаково, как всеми одинаково (по крайней мере не противоречиво) мыслится единство в направлении движения органического процесса. Движению же исторического процесса каждый приписывает то направление, тот характер, который ему вздумается. Различие взглядов доходит до того, что до сих пор еще не решено: есть ли это движение ритмическое, правильно повторяющееся, или это движение непрерывное, никогда не возвращающееся на пройденные пункты, постоянно стремящееся вперед. В последнее время теория кругового исторического движения находит мало приверженцев, большинство современных умов согласилось признавать историческое движение непрерывно продолжающимся и никогда не повторяющимся. Однако едва ли можно сомневаться насчет истинных мотивов подобного соглашения; не в более точном, философски осмысленном изучении прошедшего и настоящего их следует искать, а скорее в непреодолимой вере современных людей в лучшее будущее.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.