Стоит только научно анализировать процесс социального …

Стоит только научно анализировать процесс социального движения для того, чтобы сейчас же убедиться, что он не представляет того однообразного направления, которое усматривает в нем автор «Оснований биологии»; что приписанное ему направление гипотетично и что, таким образом, критерий, установленный для него Спенсером, объективен только по-видимому, только с формальной стороны, а в сущности субъективен и совершенно произволен, т. е. не удовлетворяет своим собственным требованиям, сам себе противоречит. Ниже мы постараемся доказать это подробнее, теперь же мы хотим только показать, как удобно опровергнуть состоятельность или несостоятельность, истинность или лживость такого мерила прогресса, которое по природе своей объективно: наука имеет все средства для его оценки; она легко может открыть его софистикацию и доказать его самопротиворечие, а следовательно, и негодность. И ее доказательства должны иметь обязательную силу и для того исследователя, который установил подобный критерий; устанавливая его, он сам его отдал на суд науки, и ее приговору он не может не подчиниться.

Совсем другое дело, если бы этот критерий по самой природе своей был субъективен; на него не могло бы быть тогда никакой апелляции, принять или отвергнуть его — это было бы дело личного вкуса, а не научного исследования. Представим себе, что Спенсер построил свое представление о социальном прогрессе именно так, как это предполагает автор «Исторических писем», что он взял за критерий этого прогресса свое субъективное представление о том, что лучше, что желательнее, что более соответствует требованиям человека, — одним словом, свое субъективное представление о человеческом счастье. Где у нас средства проверить истинность такого критерия? Верно ли представление Спенсера о человеческом счастье? Быть может, то, что он считает за счастье, другие считают за несчастье, и в таком случае то, в чем он видит прогресс, на самом деле будет регрессом? Но, быть может, и эти другие ошибаются? Быть может, есть еще какие-нибудь третьи, которые представляют себе человеческое счастье совершенно иначе? Кто из них прав? Чей критерий прогресса истинен? Кто из них регресс не принимает за прогресс? Что такое человеческое счастье само по себе?

Эпикуреец дает один идеал счастья, стоик — другой, верующий христианин — третий, магометанин — четвертый; я, строя свое представление о счастье, на первый план выдвигаю полную соразмерность потребностей со средствами их удовлетворения, другой — разнообразие потребностей, полноту человеческой индивидуальности. Чей же идеал лучше? Чье представление вернее? Вопрос неразрешимый; понятие счастья по природе своей субъективно и не допускает никакой объективной проверки; счастья вообще не существует, существует только счастье по понятию А, по понятию В, С, D и т. д. Все идеалы счастья равно справедливы, потому что все они равно субъективны: выбирайте из них любой — это дело личного вкуса, а о вкусах, как известно, не спорят.

Мы указали на существенные, необходимые элементы понятия прогресса; оно непременно должно заключать в себе представление о некотором движении, следующем в одном известном направлении и стремящемся к достижению определенной цели. Движение, определенное направление и цель — вот три его главные моменты. Мы видели далее, что присутствия двух из них уже достаточно для возбуждения в человеческом уме идеи прогресса.

Вследствие этого хотя человеческий ум уже вышел из периода антропоморфических воззрений на природу, хотя он и не навязывает ей теперь своих субъективных целей, однако он все-таки не перестает мыслить процесс ее развития как прогресс.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.