И в самом деле, если бы в обществе этот антагонизм …

И в самом деле, если бы в обществе этот антагонизм был поставлен в такие же условия, как в природе вообще, если бы борьба за существование здесь и там имела одинаковый характер, то общий вывод этой аргументации не мог подлежать ни малейшему сомнению. Но ни одно из этих «если» не имеет места. Только это нам здесь и нужно было показать; борьба за существование, поставленная в обществе в совершенно особые специфические условия, принимая постоянно характер борьбы за капитал, разрешает антагонизм генезиса и индивидуальности совсем не так, как он разрешается в природе. В природе он ведет к органическому прогрессу, в обществе — к социальному регрессу, к социальной дезорганизации; в природе он усовершенствует органическую форму, в обществе деградирует человеческую личность.

Таким образом эта, так сказать, физиологическая теория прогресса приводит к выводам, совершенно противоположным тем, к которым она хочет прийти. Взятые сами по себе, ее основания останутся верны, и они не могут быть неверны, потому что они построены не а priori, а выведены из законов природы, но именно потому-то, что они истинны, они и обнаруживают лживость построенной на них теории прогресса. Одни и те же законы природы могут приводить к весьма несходным результатам, смотря по тому, среди каких условий обнаруживается их деятельность.

При одной и той же зависимости генезиса и индивидуальности обилие питания в одном случае ведет к увеличению роста, в другом — к усилению плодовитости, в одном — к усовершенствованию органической формы, в другом — к ее деградированию. Поэтому предполагать a priori, как это делает разбираемая теория, что статированные выше биологические законы размножения приведут именно к последствиям, аналогическим с теми, к которым они привели в царстве органической природы вообще, — к прогрессу общественной формы и развитию совершенной       человеческой индивидуальности, — это значит совершать грубую логическую ошибку, известную под именем petitio principii, что значит: принимать наперед за доказанное тождество условий Жизни в обществе и в природе и потом выводить это тождество из построенных на нем же социальных последствий  биологических законов размножения. Чтобы исправить эту ошибку, нужно отрешиться от априорного построения возможных последствий и на основании фактов, открытых политической экономией и статистикой, рассмотреть эти последствия в том виде, как они существуют в действительности. Так именно мы и поступим. Для большей наглядности мы можем теперь формулировать сделанные нами выводы таким образом.

Законы размножения органических форм указывают на антагонизм генезиса и индивидуальности и на возможность гармонического примирения этого антагонизма путем превращения непроизводительных трат на индивидуальность в производительные. Там, где такого примирения нет, органическая форма должна или выродиться, или вымирать; она вымирает в том случае, когда индивидуальность развивается на счет генезиса; она вырождается, особь дезорганизуется, превращается почти всецело в половые органы и выливает свою индивидуальность сполна в своих потомков, как это имеет место у некоторых низших животных (когда генезис развивается на счет индивидуальности). И в том и в другом случае совершенствование органической формы немыслимо.

Рассматривая царство органической природы как целое, мы видим, что борьба за существование делает неизбежным примирение указанного антагонизма и, следовательно, постепенное совершенствование органической формы. Законы, оказавшиеся истинными относительно органических форм вообще, должны быть столь же истинны и относительно человека, людей в частности. В человеческом обществе мы замечаем тот же антагонизм между генезисом и индивидуальностью и ту же борьбу за существование, стремящуюся к примирению этого антагонизма. Но вследствие особого характера этой борьбы гармоническое примирение двух враждебных начал (генезиса и индивидуальности) имеет место только относительно небольшого числа особей, причем это примирение достигается на счет искажения, деградирования характера человеческой личности и дезорганизации общественного союза.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.