Но замечается ли же, однако, в явлениях современной …

Но замечается ли же, однако, в явлениях современной действительности  хотя какой-нибудь отдаленный признак, хотя какая-нибудь скрытая тенденция, которая давала бы нам право надеяться именно на такой исход прогресса?

Действительно,   статистика обнаруживает, что процент плодовитости почти во всех государствах Западной Европы понижается; особенно резко проявляется этот факт во Франции, где средний процент плодовитости почти уже доходит до того крайнего минимума, при котором сохранение расы становится возможным только в случае полного «приспособления человеческой природы к условиям существования», — случае, до того идеальном, что, по мнению Спенсера, на него никогда нельзя рассчитывать: человечество может только отчасти приближаться, но никогда не достигнет вполне полной гармонии средств существования с потребностями народонаселения. Рядом с этим фактом почти повсеместного уменьшения плодовитости идет другой: уменьшение процента размножения17.

Из последнего факта можно уже a priori заключить, что уменьшающаяся плодовитость нисколько не влияет на уменьшение шансов смерти, т. е. на уравновешение средств существования с потребностями народонаселения. Это априорное заключение подтверждается и статистическими данными. В другом месте мы показали, что в большей части европейских государств относительная смертность или находится в застое, или увеличивается.

Что же доказывают эти факты? Они доказывают, что увеличивающиеся траты на поддержание индивидуальности, уменьшая плодовитость, нисколько через это не улучшают условий человеческого существования, — иными словами, что эти траты имеют по преимуществу характер непроизводительный. Траты на поддержание индивидуальности, очевидно, могут увеличиваться от двух причин: во-первых, вследствие более высокого развития физической и психической организации человека; во-вторых, вследствие увеличения трудностей добывать пищу для поддержания своего существования. По-видимому, обе эти причины находятся одна к другой в обратном отношении: по крайней мере это кажется справедливым относительно каждой отдельной особи: чем она развитее в физическом или психическом отношении, тем легче ей должно быть добывать себе пропитание. Так действительно и бывает в природе: чем совершеннее организм, тем успешнее ведет он свою борьбу за существование. Природа дает полный простор этой борьбе индивидуальных сил, и потому большая сила, т. е. более совершенная особь, всегда и неизбежно должна выйти из нее победительницей, и, чем особь совершеннее, тем меньше усилий, тем меньше трат будет ей стоить эта победа. Но при каких же условиях ведется борьба за существование в гражданском обществе? Спенсер весьма предусмотрительно характеризует последнюю эпитетом «мирной борьбы».

К несчастью только, выбранный им термин крайне неудачен: понятие «мира» исключает понятие «борьбы», и, наоборот, следовательно, сочетание слов «мирная» и «борьба» противоречит здравому смыслу: это логическая нелепость. Как не может быть «горячего льда» и «ледяного пламени», так точно не может быть и «мирной борьбы». Потому мы заменим это невозможное прилагательное другим, более соответствующим делу, прилагательным «юридической». Борьба за существование в природе определяется только естественными границами индивидуальных сил; напротив, борьба за существование в обществе ограничивается всегда известными юридическими условиями, и если иногда она и переступает эти юридические границы, то только в виде исключения; по общему правилу она никогда не должна и в действительности почти никогда и не отрывается от строго юридической почвы.

Против этого никто, конечно, не станет спорить; a priori очевидно, что если бы борьба за существование велась между людьми не на юридической почве, то они и не составляли бы гражданского общества. Понятие гражданского общества логически немыслимо без этого условия. Но именно это-то условие, очевидное а priori, бесспорное a posteriori, и изменяет всю сущность дела: оно придает борьбе за существование в гражданском обществе совершенно особый, специфический характер, делающий ее до того непохожей на борьбу за существование в природе, что только продажная софистика, или нелогическая философия, или поверхностная публицистика могут видеть тождество в этих двух совершенно различных по своим результатам явлениях.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.