Нормальное полносочие есть то, при котором имеется …

Нормальное полносочие есть то, при котором имеется достаточное количество материалов как для построения тканей, так и для развития силы; и это-то полносочие, как мы нашли, сопровождается необыкновенной плодовитостью. Ненормальное же полносочие, которое, как это справедливо замечено, сопровождается бесплодием, есть излишество развивающих силу материалов, соединенное либо с положительной, либо с относительной недостаточностью тканеобразовательных материалов: и увеличение объема есть свидетельство такого состояния, при котором мы имеем на самом деле только более значительную массу инертного, мертвого вещества» («Осн. биол.», т. II, стр. 357).

При конституционном расстройстве (например, при дурном пищеварении, после какой-нибудь серьезной болезни, после беременности и т. п.) происходит обыкновенно так называемое жировое вырождение: там, где должны бы были образовываться частицы мяса, отлагаются жировые шарики, мясо превращается в жир, подобно тому как это бывает, при известных условиях, и в трупах, мясо которых превращается в жирное вещество, известное под именем adipocere. Вследствие этого уменьшается поглощение тканеобразовательных (азотистых) веществ, т. е. тех самых материалов, от большего или меньшего излишка которых в животном организме зависит его плодовитость. Но если бы даже тучность, т. е. обилие жира, и не сопровождалась уменьшением потребления азотистых веществ, то все же она будет причиной уменьшения их излишка. Восстановление двигательных тканей будет обходиться дороже, потому что существо, обремененное жиром, должно употреблять больше усилий и тратить больше тканей для своих передвижений, чем существо, не имеющее этой ненужной тяжести.

Следовательно, расходуя больше на самоподдержание, оно не будет иметь возможности расходовать много на поддержание расы.

Итак, вот те главнейшие законы размножения, которые   обнаруживаются тщательным исследованием данных из области биологии: 1) самосохранение расы требует гармонического уравновешения генезиса и индивидуальности, так как индивидуальность, не уравновешиваемая генезисом, ведет к вымиранию расы, генезис, не уравновешенный индивидуальностью, — к вырождению, дезинтегрированию особи; 2) для достижения равновесия необходимо, чтобы траты на поддержание индивидуальности были производительны, т. е. облегчали индивиду добывание средств к существованию, так как плодовитость уменьшается пропорционально с увеличением непроизводительных трат на самоподдержание; она прямо пропорциональна обилию питания и обратно пропорциональна его скудости.

Все эти законы, само собой разумеется, вполне и безусловно применимы и к размножению людей. И для Доказательства этой истины (если только она нуждается в доказательствах) нам незачем вместе с путешественником Барроу отправляться на мыс Доброй Надежды, как это делает Спенсер13, или прибегать к авторитету профессора Джонсона. Разве и в happy England нет своих кафров14, «богатых, зажиточных и питающихся почти исключительно мясной пищей», своих буров, «ленивых к работе и неспособных думать», своих готтентотов, «терпящих жестокое обращение, бедных, нуждающихся в пропитании, принужденных отбывать всякую работу на ленивых буров». И разве эти цивилизованные кафры и буры не отличаются замечательной плодовитостью, а женщины этих готтентотов не поражены бесплодием? Разве м-р Льюис много лет тому назад не вычислил, что средним числом на семейство английского пэра приходится 11,6 детей, тогда как, по новейшим статистическим данным, мы знаем, что средняя плодовитость брака в Англии равняется 4,6 и даже менее? Разве общественная статистика не доказала весьма многоразличными путями факт ограниченной плодовитости, чтобы не сказать бесплодия, женщины цивилизованных готтентотов, обремененной физическим трудом, истощенной скудной и крайне непитательной пищей?

Впрочем, к фактам общественной статистики нам еще придется вернуться не раз, потому теперь мы ее оставим пока в стороне. Что законы размножения, которым подлежат все живые организмы, начиная от первопузырника и до многоосного дерева, от корненожки до высших пород млекопитающих, должны быть и законами человеческого размножения, в этом едва ли решится усомниться самый отчаянный и даже самый невежественный спиритуалист. И если уж что требует доказательств, то, конечно, не этот факт, а факт обратный. Но сомнительно, однако, чтобы кто-нибудь взялся за такую неблагодарную работу. К тому же прежде еще чем эти законы были доказаны биологически, прежде чем они сделались неотъемлемым достоянием науки, они если не вполне, то отчасти были уже известны в общежитии, и эмпирическая практика всегда к ним более или менее приноравливалась. Но эмпирическая теория не знала их или, лучше, не хотела их знать, она выдумывала вместо того разные иллюзии и в угоду им искажала факты. Нужно ли вспоминать здесь о некоторых статистиках (и очень известных, пользующихся заслуженным авторитетом), объясняющих регрессирующую плодовитость французского да и вообще западноевропейского народонаселения увеличивающимся благосостоянием масс?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.