Хотя усиление способности к самосохранению обыкновенно …

Хотя усиление способности к самосохранению обыкновенно влечет ослабление способности к размножению расы, — говорит Герберт Спенсер, — однако произведение обоих факторов является более значительным, чем прежде, так что охраняющие расу «силы получают преобладание над силами, стремящимися к ее уничтожению, вследствие чего раса размножается» («Осн. биол.», т. II, стр. 369). Такова в свою очередь неизбежная логика борьбы за существование. Всякое усовершенствование органической формы облегчает добывание корма и удлиняет среднюю жизнь, а оба этих условия благоприятствуют развитию воспроизводительных способностей. Если бы даже весь увеличившийся корм пошел на сохранение и поддержание усовершенствованной организации, то уже одно увеличение продолжительности жизни должно увеличивать шансы к продолжению потомства.

Однако не всякая трата питательных веществ, идущая на поддержание индивидуальности, вызывается усовершенствованием организма и не всякой тратой достигается такое усовершенствование. Организмы, стоящие на совершенно одинаковой ступени развития, могут издерживать весьма различные количества питательных веществ на поддержание своей индивидуальности. Если один, например, поставлен в такие условия, что он может легко и без особых усилий добывать свою пищу, а другой, напротив, должен для этого много трудиться и тратить много сил, то, очевидно, и из одинакового количества добытой ими пищи у первого пойдет гораздо менее на восстановление потраченных тканей, чем у второго, а следовательно, у первого останется и больше запасного материала для воспроизведения потомства, нежели у последнего. Черный дрозд, например, гораздо больше коноплянки; по-видимому, он должен бы был отличаться от нее и меньшей плодовитостью. Но на самом деле этого нет. Он так же плодовит, как и маленькая коноплянка. Почему такая разница?

Коноплянке несравненно труднее добывать себе корм, чем дрозду. За исключением того времени, когда она выводит детей, коноплянка употребляет только растительный корм — живет зимой семенами, которые находит на полях, и, чтобы добыть себе эту скудную пищу, она должна постоянно находиться на лету. Черный же дрозд, напротив, всегда имеет хороший запас пищи и добывает ее без особенного труда; это животное всеядное: он питается и зернами, и плодами, и мелкими животными вроде дождевых червей, жуков, улиток и т. п. Вследствие этого более обильного и питательного корма черный дрозд рано весной уже готов к выведению детенышей и летом может воспитать еще один или два выводка («Осн. биол.», стр. 37111). Силы, издерживаемые таким образом на покрытие расходов по добыванию пищи, нимало не способствуя усовершенствованию организма и ничем не смягчая антагонизма между индивидуальностью и генезисом, составляют для рода ничем не вознаградимую трату. Эта трата не только непроизводительная, но и крайне убыточная: она ослабляет генезис не только непосредственно, отвлекая питательные вещества на восстановление тканей, израсходованных для добывания пищи, — она поражает его и косвенно, сокращая обыкновенно среднюю продолжительность индивидуальной жизни. Так что в этом — и в этом единственном случае — между самосохранением индивидуальности и самосохранением расы существует самый полный и ничем не примиримый антагонизм.

II

Из всего того, что было сказано выше, уже само собой следует, что, при равенстве других условий, обильное питание прямо пропорционально развитию воспроизводитель­ных способностей организма. Спенсер приводит в своей книге (т. II, стр. 353-365) много примеров и фактов в подтверждение этого вывода. Быть может, относительно животных самым решительным доводом может тут служить сравнение прирученных животных одного и того же вида, но пользующихся неодинаковым уходом. Особи, лучше откармливаемые, всегда оказываются более плодовитыми сравнительно с особями, плохо откармливаемыми. «На возвышенном и сравнительно бесплодном

Котсвольде, — говорит Спенсер, — очень редко случается, чтобы овца имела двух ягнят, тогда как в богатой соседней долине Северны двое ягнят в помете составляют весьма обыкновенное явление. Подобно этому в бесплодной горной стране Западной Шотландии два ягненка разом родятся только у какой-нибудь одной овцы из двадцати; между тем в Англии по двое ягнят бывают у одной овцы из трех. Мало того, на богатых пастбищах по двое ягнят родятся еще чаще, чем по одному; и иногда случается, что после благоприятной осени, а следовательно, при хорошей траве в стаде овец на следующую весну удваивается число ягнят, причем рождающие по трое уравновешивают тех, которые родят только одного ягненка» («Осн. биол.», т. II, стр. 357).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.