Благодаря этому последнему обстоятельству они …

Благодаря этому последнему обстоятельству они в первые по крайней мере стадии развития организма, именно, когда организм формируется и растет, находятся в крайне неустойчивом равновесии, что дает им возможность легко перераспределяться, специализироваться, дифференцироваться и интегрироваться. Силы, развиваемые ими при всех этих движениях и передвижениях, берут в это время решительный перевес «над теми враждебными силами, которыми действует агрегат на частички» (т. е. на эти «единицы»). «Пока этот перевес продолжается, — продолжает рассказывать автор «физиологических единиц», — он расходуется на возрастание, развитие и отправление. Настает, однако, время, когда этот перевес уменьшается» (ibid., стр. 201).

Это случается тогда, когда рост и структурное развитие прекращаются. «Физиологические единицы», извлекаемые организмом из пищи (конечно, посредством пищеварения), только отчасти идут на ремонтирование и возобновление тканей, т. е. только некоторые из них специализируются по специальным органам; остальные же остаются без всякого специального дела, в безмятежном покое или, что то же, в равновесии. В этом своем состоянии «частичного равновесия» они, не будучи специализированы, всего более обладают «врожденной им способностью» формировать из себя организм, к которому сами принадлежат. Но для того чтобы эта способность могла из «возможности» перейти в «действительность», необходимо вывести их из их «частичного равновесия». А для этого в свою очередь необходимо «смешать их» (стр. 169) с другими, «слегка от них разнящимися» физиологическими единицами, пришедшими подобно им в состояние «частичного равновесия». Иначе сказать, физиологические единицы, способные образовать из себя, когда будет нарушено их равновесие, организм, к которому они сами принадлежат, нужно соединить с единицами, точно так же способными произвести подобный же организм, но только по несколько иному плану, т. е. эти единицы должны принадлежать другой, хотя и однородной с первой, особи.

Отсюда является необходимость оплодотворения зародышевой клеточки одного индивида семенной клеточкой другого. Правда, растительные и животные организмы представляют немало примеров самооплодотворения. Но Спенсер объясняет это обстоятельство тем, что «физиологические единицы» таких организмов не совсем однородны, так что соединение зародышевой клетки с семенной одной и той же особи равносильно смешению клеточек двух различных особей. В тех же случаях, когда животные и растения-гермафродиты не оплодотворяют сами себя, хотя и имеют и семенную, и зародышевую клеточку (что действительно и бывает у большей части двуполых растений и животных), «физиологические единицы» оказываются, по желанию Спенсера, слишком однородными для того, чтобы «частичное равновесие» могло быть нарушено.

Таким образом, при помощи этих «физиологических единиц» можно легко и без особой запинки объяснить все что угодно. Есть, например, некоторые статистики и естествоиспытатели (и в том числе знаменитый Дарвин), которые утверждают, что от браков близких родственников или совсем не происходит потомства, или если и происходит, то слабое и неживучее, почти всегда уродливое и болезненное. Что же, говорит Спенсер, это очень понятно: у близких родственников «физиологические единицы» должны быть «более, чем обыкновенно, сходны между собой», а потому их соединение или совсем не приводит к оплодотворению, или же если и приводит, то все-таки «не может произвести то деятельное частичное изменение, без которого невозможно мощное развитие» (стр. 207). Есть некоторые другие естествоиспытатели и статистики (в том числе известный автор малозамечательных «Гигиенических писем» и высокозамечательной «Медицинской статистики» д-р Эстерлен), которые, напротив, полагают, что браки между близкими родственниками могут и не сопровождаться такими       гибельными

последствиями, что они не только могут быть плодовиты, но и потомство, от них происходящее, может отличаться крепостью и здоровьем. Что же, говорит Спенсер, и это очень понятно: во всех этих случаях «физиологические единицы» оказываются у близких родственников настолько несходными, что соединение их делает возможным и «оплодотворение и мощное развитие» (см. стр. 208).

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.