Общество победившее почти всегда проигрывает …

Общество победившее почти всегда проигрывает столько же, сколько и общество побежденное. Не нужно слишком хорошо знать историю, чтобы сейчас же вызвать в своем уме тысячу примеров, подтверждающих эту мысль, потому здесь нет надобности указывать на них. Но если даже мы допустим, что интересы правящих совпадают с интересами всего общества и что война всегда ведется во имя и ради этих интересов, то и эта уступка нисколько не поправит дела. Борьба одного общества с другим будет тогда действительно борьбой за существование, но победа здесь все-таки не будет иметь того значения, которое она имеет в царстве природы. Она все-таки не будет мочь служить критерием совершенства победившего организма. Что говорит победа одного общества над другим? Только то, что государственный организм одного общества сильнее государственного организма другого. А от чего зависит сила государственного организма?

От количества войска, от наибольшей централизации государственной власти, т. е. от таких элементов, развитие которых почти всегда бывает обратно пропорционально развитию гражданской свободы. Следовательно, если победа одного гражданского общества над другим есть такой же необходимый признак его совершенства, как и победа одной органической разновидности над другой, то, значит, количество войска и сила центральной власти есть единственное и необходимое мерило гражданского прогресса. Вот логический вывод, к которому приводит эта аналогия. Развращенное, порабощенное и угнетенное Ассирийское царство — более совершенный общественный организм, нежели царство Иудейское. Почему? Там восточный деспотизм и капризный произвол сатрапов, здесь почти еще патриархальная свобода; там рядом с безумной роскошью возмутительная бедность, здесь в народном хозяйстве еще сохранились следы коммунистических принципов патриархального быта; там бессовестное тиранство, с одной стороны, унизительное рабство — с другой, здесь — почти полное равенство всех перед законом; там — проповедь разврата, здесь — любви и братства. Нужды нет! Вавилон все же лучше, совершеннее Иерусалима, потому что Вавилон победил Иерусалим.

Это говорит Кинэ, Кинэ — неизменный, вечный поклонник свободы, неизменный, вечный враг тирании!

Нет, он откажется от этого нелепого фатализма, он найдет другой, более человеческий критерий гражданского прогресса, критерий, который не будет иметь ничего общего с животной борьбой за существование. Не ему мерить гражданский прогресс числом рабов и солдат. Для этого имеется особая порода мыслителей, к которым Кинэ никогда не принадлежал и не может принадлежать. Потрудимся только перевернуть несколько страничек.

В предисловии ко второй книге (preambule) Кинэ, Как бы забыв на минуту все свои аналогии, устанавливает критерий гражданского прогресса, абсолютный и безусловный, нисколько не зависящий и, быть может, даже нисколько не оправдываемый историей гражданского общества. По его мнению, мерилом гражданского прогресса должно быть развитие психической природы человека, а его конечной целью — торжество интеллекта, торжество мысли. Ему даже кажется, что к тому стремится вся природа: «К нему (т. е. к торжеству мысли), — говорит он, — и тяготеет все сущее. Будем же уважать мысль, плод работы веков!» (р. 296). Но развитие мысли невозможно без гражданской свободы; с другой стороны, все, что связывает и притупляет мысль, ухудшает породу людей, отбрасывает их на низшую ступень живых существ. У рабов и у бедных вместимость черепа, как показывают новейшие анатомические изыскания (Фохт. Vorl. liber d. Mensch, 1865, p. 113; Де-Ферри. Discours de reception, 1867, p. 19), меньше, чем у людей свободных и обеспеченных.

«Таково, — говорит Кинэ, — последнее слово науки. Сделайте же из него сами, прошу вас, тот вывод, который отсюда неизбежно вытекает. Отсюда неизбежно вытекает, что сковывать ум народа в инертичной бездеятельности или, что то же, отнимать у него свободу — это значит не только посягать на его нравственную жизнь, на его право (это еще вещь неважная), нет, это значит деградировать, притуплять физические органы тех способностей, которые ему воспрещают упражнять».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.