Да, это апофеоз тирании. Тирания, порабощение …

Да, это апофеоз тирании. Тирания, порабощение личности — вот конечный синтез всех противоречий того принципа безусловного индивидуализма,  который проповедует буржуазная философия. При безграничном господстве этого начала самая борьба не может быть постоянна; после непродолжительных колебаний она неизбежно разрешится тиранией. Упорство борьбы обусловливается стойкостью, крепостью борющихся сил; но такой стойкостью и крепостью не могут обладать коллективные союзы, основанные на индивидуальном праве; они носят сами в себе семена смерти и разложения. Тот же индивидуализм, который создал их, он же их и разрушит.

Родители-рабочие очень скоро поймут, что для них гораздо выгоднее получать заработную плату хоть через руки детей, чем совсем ее не получать, и так как корпорация не может отнять у них той безграничной индивидуальной свободы, которая им гарантирована государством, так как она не имеет над ними никакой принудительной власти, так как они вольны во всякое время оставить ее, то, разумеется, они и воспользуются этим правом. При таких условиях борьба сделается, очевидно, невозможной, и настанет режим произвола и тирания. Если в наше время некоторые (хотя очень немногие) стачки рабочих достигают хотя отчасти своей цели, то ведь они этим исключительно обязаны именно тому, что основаны совсем не на индивидуальном праве, что личный произвол и личная свобода в них абсолютно и безусловно приносятся в жертву общей воле, общему закону. Напротив, те стачки, те союзы рабочих, в которых господство общей воли ослабляется частным правом, никогда не приводят ни к каким удовлетворительным результатам и при первом серьезном столкновении распадаются подобно карточному домику. Но возвратимся к вопросу о первоначальном образовании.

На чем основывает Жирарден свое предположение, будто родителям невыгодно эксплуатировать работой своих детей? Он ссылается на опыт, но опыт говорит совершенно противное. В Англии, как известно, законодательство воспрещает употреблять на работу на фабриках и в рудокопях детей, не достигших известного возраста и не имеющих сертификата от школьного учителя; оно определяет часы детской работы, предписывает фабриканту посылать в школу малолетних рабочих и т. п. Если бы эти постановления английского фабричного законодательства действительно совпадали с выгодами родителей, то родители крепко бы держались за них и фабриканту было бы весьма трудно нарушить закон. Но что же мы читаем в отчетах инспекторов фабрик? Все они почти единогласно жалуются, что закон не исполняется и что причину этого неисполнения следует искать столько же в оппозиции фабриканта, сколько и в оппозиции самих родителей. Родители торгуют своими детьми, как южноамериканский плантатор торговал невольниками, они продают их фабриканту и запрещают ходить им в школу, они       возмущаются   вмешательством законодательства в их родительские права и не хотят подчиняться его предписаниям. Утопия не изменяет ни на единую йоту отношений родителей к детям и рабочих к фабрикантам; какое же право она имеет предполагать, будто родители-рабочие внесут в устав своей корпорации параграф, проектированный Жирарденом? Ведь и утопия, как бы она ни была утопична, как бы она ни была нелепа, не освобождается от законов человеческой логики. Пусть она делает какие ей угодно предположения, но пусть же она будет по крайней мере последовательна; пусть же в ней одна гипотеза не разрешает другую, пусть все ее предположения логически вытекают одно из другого, тогда и она может иметь высокое научное значение как логическое образное развитие известной, определенной мысли. В противном случае она ни на что не годится. Непоследовательная утопия — это бессмысленная и бесцельная сказка, свидетельствующая только об умственном убожестве ее творца. Такова именно и есть утопия Жирардена. Но, конечно, не он в этом виноват: он только жертва своего несчастного положения, мученик своей неразрешимой задачи. Если бы математик вздумал написать утопию на тему: найти квадратуру круга — то, вероятно, и его утопия была бы не более последовательна, чем утопия Жирардена.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.