В нуль, — самое имя его должно исчезнуть …

В нуль, — самое имя его должно исчезнуть; Жирарден предлагает заменить его словом автономия, производя его от слов автос (сам себе) и номос (закон) ; т. е. автономия означает, в этом смысле, такой порядок (или, правильнее, беспорядок) вещей, при котором каждый отдельный индивид служит сам себе законом (Le mot autonomie designe I’etat d’un individu, qui se gouverne par les lois, qui sont en lui). Такой же точно идеал буржуазного государства рисовал и Прудон, только он назвал его не автономией, а анархией.

Смысл обоих слов один и тот же, но мы отдаем предпочтение прудоновскому термину, как менее двусмысленному и более вульгарному. Итак, анархия — вот общественный идеал буржуазного философа; каждый человек сам себе закон, — или знаменитое протагоровское «человек мера всех вещей», — вот его идеал нравственный! Замечательное совпадение: Жирарден — пустой и поверхностный Жирарден — повторяет и популяризирует      великого     диалектика Протагора. Идеалы буржуазных софистов везде и всегда одинаковы; многовековая цивилизация, отделяющая жизнь торговых греческих республик от жизни современного западноевропейского государства, прошла для них совершенно бесследно, она ни в чем их не изменила, она нисколько не смягчила их бессердечного, слепого, себялюбивого, эпикурейского эгоизма!

Мы с умыслом остановились на этой генеалогической подробности. Буржуазные философы, осмеивая утопические фантазии своих врагов, имеют обыкновение тыкать им в глаза генеалогическим древом этих утопий: «Это еще Платон говорил!» Конечно, Платон — древний, очень древний философ, но ведь и Протагор не моложе его. А кого же из этих двух равно древних мыслителей почетнее считать своим прародителем — Платона или Протагора?

Пародируя известные слова Сьейса, мыслителя и политика, вполне достойного быть учителем Жирардена, буржуазный философ таким образом резюмирует свой общественный идеал:

«В современном обществе что такое индивид?

—      Ничто.

Чем он должен быть?

—      Всем.

В современном обществе что такое государство?

—      Все.

Чем оно должно быть?

—      Ничем».

«Ничем… не чем иным, как только национальным обществом коллективных сбережений и взаимного страхования. Взаимного страхования от войны, огня, наводнения, нищеты и т. п.».

«Государство гарантирует от войны посредством армии и флота, добровольно комплектуемых и постепенно сокращаемых по мере уменьшения шансов сухопутных и морских войн».

«Государство гарантирует от нищеты посредством фонда, который образуется из добровольных взносов в размере одного сантима с рабочего часа, сбираемых с рабочих, чиновников и вообще всех лиц, живущих задельной платой».

«Государство гарантирует от огня, наводнения, града, кораблекрушения и т. п. посредством особой премии, взимаемой с собственников, земледельцев, кораблехозяев и т. п. Премия эта, на которую не будут падать никакие издержки по взиманию, будет, очевидно, гораздо ниже, нежели премия, взимаемая нынче различными страховыми компаниями».

«Наконец, государство гарантирует от всяких волнений, убийств, воровства, мошенничества, подделки монет и т. п. посредством судов и полиции».

«Ничего более и ничего менее».

«Тогда издержки государства могут быть значительно сокращены и весь механизм управления упростится до последней степени» (pp. 67, 68).

Государство, одним словом, из юридического и политического института превращается в простую страховую компанию. Оно, как бы сознав свое бессилие, говорит гражданам: «Граждане, я ничем не могу вам помочь, потому что я не хочу мешаться в ваши дела; живите, как знаете, но от меня ничего не ждите; я освобождаю вас от всяких обязанностей относительно себя, и вы то же должны сделать относительно меня.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.