Милль, как известно, принадлежит к отсталой экономической …

Милль, как известно, принадлежит к отсталой экономической школе и потому как экономист не может слишком сочувственно относиться к принципу равного распределения доходов производства, но как человек, привыкший к логическому мышлению, он доказывает со свойственной ему основательностью всю нелогичность и неразумность рассматриваемого здесь аргумента. Он говорит, что при полном осуществлении отвергаемого Бехером принципа каждый член ассоциации был бы связан с ассоциацией той же самой причиной, которой так часто объясняли преданность католического священника или монаха интересам его сословия; он не имел бы интересов, различных от общего интереса. Независимо от сочувствия к общей пользе каждый член ассоциации подчинялся бы влиянию самого всеобщего, едва ли не самого сильного из личных побуждений — влиянию общественного мнения. Никто не станет оспаривать, что это побуждение с очень большой силой удерживает нас от поступков, положительно порицаемых обществом.

Соревнование также возбуждает к самым энергическим усилиям для приобретения похвалы и удивления от других; об этом свидетельствует опыт всех тех случаев, в которых люди публично состязаются между собой, хотя бы даже предмет состязания был пуст или бесполезен для общества. Таким образом, говорит далее Милль, много ли бы уменьшилась энергия труда при применении принципа равного распределения его продуктов между всеми его участниками, безразлично, да и даже подверглась ли бы она какому-нибудь уменьшению; этот вопрос должен считаться в настоящее время еще нерешенным (см. «Основ, политич. экономии», т. I, стр. 253). Но зато если этот вопрос еще не решен (потому что не было сделано практических опытов, которые одни только и могут его решить), то другой вопрос, вопрос о том, насколько справедливо неравномерное распределение продуктов труда, т. е. распределение, сообразное с качеством и количеством работы, едва ли может еще считаться нерешенным. Экономический принцип заработной платы (т. е. вознаграждение за труд, более или менее соразмерное труду) опирается на нравственном принципе вменяемости человеческих действий; заработная плата есть как бы премия, награда, выдаваемая человеку за его прилежание, за его способности, за его таланты; размер последних определяет размер первой. Но принцип вменяемости основывается в свою очередь на психологической гипотезе, никогда еще никем не доказанной и противоречащей многим бесспорным фактам и наблюдениям физиологов и психологов, гипотезе, которую современная психология с каждым новым шагом вперед все более и более обличает в несостоятельности, гипотезе, идущей вразрез с основными требованиями точной науки, т. е. науки вообще.

Итак, если мы не можем с полной достоверностью утверждать (а кто же это может, кроме простого невежды?), что все действия человека подлежат строгому вменению, что он должен быть ответствен за свои таланты и способности, то мы не имеем права требовать, чтобы ему воздавалось по делам его, т. е. чтобы он награждался или наказывался за то, в чем он нимало не повинен. Такое требование было бы крайне жестоко и несправедливо. А между тем его-то именно и предъявляют, его-то именно и защищают сторонники принципа заработной платы, в том числе и Бехер. Но принцип этот не только ненаучен (потому что основан на недоказанной, противоречащей направлению современной науки гипотезе) и несправедлив, он даже и неосуществим во всей его чистоте.

При данных экономических условиях ценность данной единицы труда определяется чисто внешней меркой, не имеющей никакого отношения к его внутреннему достоинству, меркой случайной, произвольной — именно известным отношением спроса к предложению. Нечего и говорить, что при подобной оценке заработная плата только по теории соизмеряется с действительной стоимостью труда, в сущности же она от нее нисколько не зависит или если и зависит, то в очень малой степени. При устранении конкуренции, при повсеместном распространении разумно организованных производительных ассоциаций нужно будет выдумать новый, более рациональный масштаб для измерения ценности единицы труда. Но можно ли его выдумать? Как и чем возможно измерить стоимость труда каждого отдельного человека в каждый данный момент времени? Бехер возлагает разрешение этой задачи на общее собрание членов ассоциации, но он нигде не говорит, с помощью каких данных оно будет в состоянии разрешить ее.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.