Одно время казалось, будто его принципы начинают …

Одно время казалось, будто его принципы начинают одушевлять массу, будто он начинает приобретать жизненное значение. Но это была иллюзия. Масса двигалась искусственно возбужденным в ней инстинктом самосохранения; когда же опасность миновала, она, не находя себе поддержки ни в одном интеллектуальном элементе общества, должна была успокоиться и возвратиться к своим «очередным занятиям» — к своей скромной роли. Идеализм в свою очередь, не находя себе поддержки ни в одном материальном элементе общества, остался один-одинешенек со своими возвышенными принципами и фантастическими мечтаниями, на которые никто теперь и внимания не хотел обращать. Достаточно было господину Меттерниху погрозить на него своим аристократически нежным пальчиком, и он сам отрекся от этих возвышенных принципов, сам начал глумиться и издеваться над ними, потому что он чувствовал свое бессилие, потому что он очень хорошо понимал, что эти принципы были только красивыми игрушками, которыми при случае можно было позабавиться, но ради которых не стоило жертвовать «ни единым волосом» со своей головы.

ПОДРАСТАЮЩИЕ СИЛЫ «ТРУДНОЕ ВРЕМЯ».

Повесть В. Слепцова.

«ЖИВАЯ ДУША».

Роман Марко-Вовчка.

«МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ».

Роман Авдеева

I

Достолюбезное отечество наше изобилует, по-видимому, контрастами самыми неудобо- объяснимыми и поразительными; явления, по-видимому, с самыми противоположными свойствами уживаются у нас совершенно миролюбиво. Первобытная дикость и варварство перемешиваются и переплетаются с утонченной европейской               цивилизацией,   отсталые, возмутительные предрассудки и непроходимое невежество — с «последними выводами» западной науки, возвышеннейшие и благороднейшие теории — с самой заскорузлой рутиной практики… Образованное меньшинство стоит почти на одинаковом уровне развития с образованным меньшинством Западной Европы, — мало того, по господствующим в нем тенденциям, по господствующему в нем складу и направлению мысли оно, по крайней мере в лице своих лучших представителей, может занять не последнее место в первых рядах европейской интеллигенции. В то время как одна часть общества продолжает вести жизнь «по образу и подобию» своих предков XIV в., другая часть реформирует ее сообразно с последними выводами общественной науки и нравственной философии, отвергает рутину и предания и относится ко всем окружающим ее явлениям с трезвостью и безбоязненностью мыслящего критика. По своему строго критическому отношению к окружающим ее явлениям, по смелости своей мысли она ни в чем не уступает лучшей части западноевропейской интеллигенции. Подобные контрасты приводят в страшное смущение благодушных и неблагодушных ценовщиков нашей цивилизации. Одни, устремляя свои взоры исключительно на картины мрачного свойства, видят кругом одно невежество, варварство, произвол, дикость, необузданность нравов, повальное тупоумие и потому грустно объявляют, что наша цивилизация никуда не годится и что она не представляет ни одного сколько-нибудь утешительного явления.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.