ПЕТР НИКИТИЧ ТКАЧЕВ СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ ТОМ 1 Часть 2

СОЧИНЕНИЯ* НЕМЕЦКИЕ ИДЕАЛИСТЫ И ФИЛИСТЕРЫ

XI

Выше мы показали, каким образом видоизменило реформационное движение характер феодального идеализма. Теперь нам остается узнать в общих чертах, как отразилось оно на городском идеализме, т. е. на идеализме, вскормленном и взросшем на городской почве, вызванном на свет божий успехами городской промышленности и проявившемся в усиленной деятельности человеческого интеллекта. Как на предтечу этого идеализма мы указали на идеализм монастырский, на дореформационную схоластику, скованную по рукам и ногам отвлеченными догмами, робко прислуживавшую сильным мира сего и с высоты своего недоступного величия услужливо освещавшую своим благословением и авторитетом все существующее. По-видимому, новый идеализм, пронизанный реформационными идеями, должен бы был усвоить себе радикально противоположный характер. Отрицая всякий внешний авторитет, признавая только авторитет разума, он должен бы был, казалось, вступить в смертельный бой со всем существующим порядком, порядком, который, как всем известно, опирался совсем не на авторитет разума. И действительно, в период крестьянских войн идеализм отчасти усваивает себе этот характер. Он объявляет войну феодальному миру, с неумолимой критикой он касается самых существенных сторон общественного быта, с беспримерной смелостью возбуждает он самые щекотливые и в то же время самые жизненные вопросы современного ему общества. Сбросив с себя оковы схоластики, он спускается с метафизических высот и погружается в бурное море человеческих интересов, он делает их предметом своих исследований, он думает, он говорит о них, он воодушевляется ими; язык его становится прост и удобопонятен; его слова не остаются голосом вопиющего в пустыне, они волнуют массу, они непосредственно переходят в дело. Но увы! этот счастливый период идеализма, когда он мог влиять на массу, когда он мог двигать и руководить ею, был очень непродолжителен. Дворянство и бюргерство победили крестьянство, принципы старого порядка восторжествовали над принципами нового.

Мы уже показали, какое положение приняли после этого различные элементы немецкого общества. На крестьян было снова наложено тяжелое ярмо рабства и нищеты, одинаково парализовавшее как их физические, так и умственные силы. Дворянство сосредоточило все свое внимание на придворном этикете и придворных празднествах, бюргерство отреклось от всего, что не имело прямого отношения к его торговой и промышленной деятельности. Таким образом, дворянство думало исключительно о своих только интересах, бюргерство о своих, королевская власть о своих, но никому и на ум не приходило подумать об общественных интересах. Общества не существовало; были только сословия; не существовало людей, были только бюргеры, дворяне и владетельные князья.

При таком положении вещей в какой сфере человеческий ум мог черпать материалы для своих размышлений? Интересы окружавшей жизни были слишком пошлы для мыслящего человека, но в то же время мыслящий человек не мог отнестись к ним критически, он вырос под их гнетущим влиянием, он всосал их в свою плоть и кровь, он сжился и сросся с ними, прежде чем он еще начал думать, он уже сделался филистером. Следовательно, ему оставалось или совсем отрешиться от жизни и броситься в беспредельную область метафизических мечтаний о сущности вещей и устройстве Вселенной, или стараться по возможности идеализировать окружающую его действительность, поднять ее до себя, сделать ее объектом, достойным своей мысли, отыскать в мелком и пошлом нечто возвышенное и благородное, в низком нечто великое, в неразумном и несправедливом нечто разумное и справедливое. Но для того чтобы производить над жизнью подобные операции, ему опять-таки нужно было совершенно отрешиться от нее, углубиться в самого себя, подняться на такие метафизические высоты, с которых действительность представляется чем-то совершенно безразличным и на которых так легко забавляться всевозможными иллюзиями. Так и поступил идеализм, взросший на почве городского филистерства.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.